НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно. Подробнее »

 
евгений примаков: меня по жизни вела судьба
В издательстве «Молодая гвардия» состоялась презентация недавно изданной книги президента ТПП РФ Евгения Примакова «Минное поле политики». На ней побывали корреспонденты «РВ», которым удалось записать ответы Евгения Максимовича на свои и другие вопросы.

- Евгений Максимович, к какому жанру вы относите свою книгу «Минное поле политики»?

- Прежде всего хочу отметить, что моя книга – это не автобиография и не мемуары. Только первая глава, в которой я рассказываю читателям о своем детстве, проведенном в Тбилиси, моих родителях, друзьях, в какой-то степени биографична. Тем не менее никуда не денешься - я был участником многих из описываемых событий и пропускал их через свое видение. Моя книга – и не историческое исследование, хотя в ней рассмотрены события и процессы, без оценки которых невозможно понять историю России конца второго тысячелетия. Я хотел показать многослойность российской политической и общественной жизни. Уверен, что однозначные оценки происшедшего и происходящего в России неточны, а значит – неприемлемы. Я стремился к тому, чтобы эта книга не была конъюнктурной, просматривающей прошлое, пережитое через восприятие сегодняшнего дня. И еще. Писал все сам, как всегда это делаю. Название книги мне было предложено руководством издательства «Молодая гвардия». Но сейчас я бы назвал свою книгу несколько иначе - «Минные поля политики».

- В первой главе своей книги вы достаточно подробно описываете свои детские годы, которые провели в Тбилиси. В этой связи хочется узнать, как вы оцениваете нынешнее состояние российско-грузинских отношений?

- В том, что сегодня происходит во взаимоотношениях между двумя нашими странами, вины России нет. Но я отрицательно отношусь к попыткам перенести этот временный негатив вообще на всех грузин, как проживающих в Грузии, так и в России. У наших народов такая фундаментальная общая историческая и культурная основа, что разрушить ее, как бы кому этого ни хотелось, невозможно. Уверен, что кризис будет преодолен. В этой связи расскажу вам одну историю. У меня есть друг детства, известный кинорежиссер Данелия. Ему как-то позвонили с одной московской радиостанции и спросили: «Если бы вам пришлось менять фамилию, то какую бы он выбрал?». Данелия, подумав, сначала назвал армянскую фамилию Даниелянц. Потом поправился, сказав, что и эта фамилия не может быть «надежной». Так вот, после этого интервью на Данелию обрушился шквал телефонных звонков от московских армян, которые задавали только один вопрос: «Слушай, ты, наверное, что-то знаешь». Все это похоже на анекдот, но этот эпизод показывает определенную реакцию проживающих в России кавказцев на кризис в российско-грузинских отношениях.

В книге я действительно описываю свое детство в Тбилиси. Пишу о своей маме Анне Яковлевне Примаковой. Она была врачом по специальности. Меня по жизни вела судьба, не только предопределяя тот или иной сдвиг, поворот, переход в другое качество, но и отводя в сторону от различных капканов и западней. Вспоминая свое прошлое, особенно детство и юность, убеждаюсь в этом все больше и больше.

-У вас чрезвычайно насыщена политическая биография. В чем секрет такого политического долголетия?

- (Смеется). Никогда не брал взяток, не крал государственного имущества. А вообще меня часто перемещали с одной должности на другую вопреки моему желанию. Я очень комфортно чувствовал себя, работая в разведке. Меня перевели на пост министра иностранных дел России. Как только я там освоился, назначили главой российского Правительства. Потом оттуда «ушли». Скажу откровенно, какое-то время была обида. Но было и другое. Когда я приехал домой и рассказал обо всем жене, она с облегчением вздохнула: «Какое счастье!». Мы в тот вечер решили поехать с ней на стадион, посмотреть футбольную игру. Но этот шаг тоже тогда кое-кто расценил как «вызов».

- За какую футбольную команду вы болеете?

- Раньше болел за тбилисское «Динамо». Сейчас за ЦСКА. Только мне не нравится, что в этой команде играют много легионеров. Никак не могу привыкнуть к этому фактору.

- Скажите, как вы оцениваете то, что происходит сегодня в общественно-политической и экономической жизни России?

- Скажу так. Я очень сожалею, что исчез Советский Союз. Конечно, были тогда в стране диссиденты, которые, рискуя, открыто высказывали свои суждения о недостатках существовавшей системы. Я к ним отношусь с большим уважением, поскольку считаю их мужественными людьми. Но были еще и диссиденты внутри самой системы, которые тоже многое знали о пороках строя и пытались что-то в ней изменить. Тут необходимо быть объективными, поскольку далеко не все при существовании Советского Союза было плохим.

Считаю, что сегодня наша страна переживает один из сложнейших этапов в своей истории. Россия опять стоит перед выбором. Но каким? Между цивилизованными рыночными отношениями и засильем монополистических групп, использующих эти отношения во вред не только государству, но и среднему бизнесу. Между социально ориентированной многоукладной экономикой и развитием, при котором значительная часть населения живет за чертой бедности. Между законами, обязательными для всех, и беззаконием, коррупцией, проникающей во все поры жизни общества. Между порядком, создающим безопасность граждан, и организованной преступностью, сращивающейся с частью правоохранительных органов. Между укреплением федеральных связей и сепаратизмом, проявившимся в ряде регионов. Между демократией и хаосом. Между повышением роли государства под реальным контролем общества и диктатурой.

Конечно, нелегко пройти этот путь в России с ее драматической историей, особенно после грубых ошибок, сделанных в 1990-е годы. Не застрахован от ошибок и Путин.

С одной стороны, страна развивается, растут доходы населения, удалось сохранить территориальную целость государства. С другой стороны, продолжает сохраняться, на мой взгляд, опасная диспропорция между 10 процентами самых богатых наших граждан и 10 процентами самых бедных. Причем эта пропорция не меняется, что может привести к политической дестабилизации и другим нежелательным процессам. К тому же не всегда выполняются сразу указы Президента Владимира Владимировича Путина. Например, мы долгое время - чуть ли не с лета прошлого года пробивали решение о том, чтобы максимально снизить таможенные пошлины на завозимую в страну из-за рубежа высокотехнологическую продукцию, которая у нас вообще не производится. Эту идею активно поддерживал и Президент. И только весной нынешнего года появился соответствующий указ Правительства.

Еще. Мне не нравится, когда в современной России какая-либо партия называет себя «правящей». Хотя бы потому, что идея о правящей партии у нас не прописана в Конституции. Значит эта партия только верхов. Вообще, будущее России я связываю с левым центризмом. Он более соответствует национальной ментальности россиян и устоявшимся ценностям.

- Не может удержаться от такого вопроса: «Кого вы видите в качестве преемника Владимира Путина на посту главы российского государства?

- Я считаю, что Владимир Владимирович Путин должен остаться на третий срок. Но он то ли не хочет, то ли не может. Во многом импонирует то, что делает Президент Путин. Он, безусловно, человек способный, быстро вошедший в суть дела, умеющий выступить перед различными аудиториями, спокойный, но при этом волевой. Что касается того видимого его окружения, то мне не видно бесспорной ему эквивалентной замены. Но, знаете, у нас люди умеют быстро учиться. Может случиться и так, что преемник сумеет быстро освоиться на высшем посту и все станет на свои места.

- Недавно на промежуточных выборах в США победили демократы. Стоит ли в этой связи ожидать каких-либо кардинальных изменений в российско-американских отношениях?

- Понимание важности российско-американских отношений в деле стабильности в мире не идентично отступлению от объективной реальности: складывается многополярный мир, и это наилучший шанс для России, предусматривающий диверсификацию ее политики, что Путин и осуществляет на практике. Он стремится сделать многое, чтобы Россия имела широкие связи с ЕС, Китаем, Индией, арабским миром, странами Латинской Америки. Многополярное устройство предопределяет повышение роли ООН и ее Совета Безопасности – единственного органа, наделенного полномочиями санкционировать применение силы на международной арене.

Демократы будут для нас жестким партнером. Но их приход к власти означает конец эпохи так называемого американского всемирного миссианства. Тем не менее на Россию может обрушиться волна критики по поводу, скажем, существующей «вертикали власти», отмены выборов губернаторов и т.д. Нам необходимо будет убедить США в том, что это для нас необходимость для сохранения территориальной целостности страны. Приведу один пример. В бытность свою главой Правительства, я позвонил одному губернатору и спросил: «Почему вы трансферт расходуете не по своему назначению?». В ответ услышал реплику: «Я выбранный народом губернатор и вы, мол, мне не указ». Только тогда, когда я пригрозил ему специальным расследованием, все стало на свои места. А ведь так было тогда сплошь и рядом.

Как нам вести политику? Необходимо, на мой взгляд, выстраивать дифференцированный вектор: иметь хорошие отношения с Китаем, государствами Ближнего Востока, Латинской Америки. Тогда будет равноправный диалог.

- Недавно скончался Маркус Вольф, глава известной разведки ГДР «Штази». Вы были с ним знакомы? Если да, то как бы вы охарактеризовали этого человека?

- С Маркусом мы дружили семьями. Буквально за два месяца до смерти он со своей женой гостил у меня на даче. Мы много говорили, делились различными новостями. Он был весел и ничто не предвещало его скорой кончины. Вольф- профессионал высочайший. Он искренне служил и делал много для своего социалистического отечества. Исчезновение с политической карты мира ГДР он воспринял как личную трагедию и очень переживал. Разумеется, «Штази» делилась своими некоторыми секретами с нашей разведкой, но далеко не всеми.: разведчики не любят, как говорится. «распахивать пиджаки». Но это не сказывалось на наших личных отношениях и дружбе. Вы знаете, Вольфа одно время даже судили в Германии. Но он мужественно выдержал и это испытание. Я считаю, то когда подписывался документ об объединении двух Германий, нам необходимо было в отдельном пункте оговорить статус бывших сотрудников спецслужб ГДР. Такого не было сделано. Еще раз повторю: Маркус Вольф остается в моей памяти как человек огромного мужества, интернационалист и патриот своего отечества.

Автор - Записали Станислав ТАРАСОВ, Дмитрий ЕРМОЛАЕВ.

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Baku.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©