НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно. Подробнее »

 
ТОНКАЯ ИГРА БАКО СААКЯНА
политпортрет
Одностороннее провозглашение независимости Косово инициировало активные действия лидеров непризнанных государств на постсоветском пространстве. В Госдуме прошли слушания по вопросу территорий «замороженных конфликтов». И хотя от признания независимости этих в общем-то уже государственных образований Москва пока воздерживается, становится очевидным, что ее отношение к ним начинает меняться. Например, российский МИД направил Исполкому СНГ официальную ноту, в которой сообщается, что Россия в силу изменившихся обстоятельств не считает себя более связанной положениями решения Совета глав государств СНГ «О мерах по урегулированию конфликта в Абхазии, Грузия» от 19 января 1996 года».
В связи с этим сообщение западных СМИ о том, что Грузия намерена подать в Страсбургский суд по правам человека иск против России с требованием компенсации за потерю Абхазии, вызывает повышенный интерес. Речь идет о 20 миллиардах долларов, из них 5 миллиардов — это компенсация беженцам за утраты частной собственности. Би-би-си назвала это требование «контрибуцией за аннексию». Понятно, что заявления грузинской стороны предназначены только для «внутреннего потребления». Однако как бы то ни было, ясно, что в широком контексте следует отметить, что предпринимается попытка создать новый механизм урегулирования «замороженных конфликтов».
Несколько на обочине этого процесса остается пока Нагорный Карабах. Степанакерт в создавшейся ситуации проявляет осторожность в своих действиях. На недавней встрече в Ереване президента Карабаха Бако Саакяна с действующим председателем ОБСЕ, министром иностранных дел Финляндии Илкой Канервой, лидер НКР достаточно «тонко» заявил: «Если независимость Косово будет способствовать признанию Нагорно - Карабахской республики, то мы будем только рады». Кстати, многие западные аналитики обратили внимание и на заявление нового президента Армении Сержа Саркисяна о значимости прецедента Косово для Южного Кавказа: «Объявление независимости Косово не является прецедентом, но в то же время из Косово получен позитивный сигнал в вопросе защиты прав населения Нагорного Карабаха». В этой связи один французский политолог квалифицировал ситуацию следующим образом: «Ереван и Степанакерт возвращают церковь в центр города».

Смена эпох в Нагорном Карабахе. И не только там…

19 июля 2007 года в Нагорном Карабахе прошли президентские выборы. Новым лидером непризнанной республики стал 47-летний глава службы национальной безопасности Бако Саакян. Вторым «к финишу» пришел заместитель министра иностранных дел Карабаха Масис Маилян.
В мире по-разному оценили это событие. Международное сообщество в лице Совбеза ООН, Совета Европы, Минской группы ОБСЕ и официальных представителей ряда стран реагировало дежурными заявлениями о том, что не признает сам факт плебисцита. В Баку, разумеется, не признали как итоги голосования, так и сам факт выборов, зато в Ереване сочли, что карабахские выборы прошли «блестяще». И понятно – почему. Во-первых, они означали уход с политической сцены двукратно избиравшегося президента Аркадия Гукасяна. Во-вторых, они укрепили позиции так называемых силовиков. В этом контексте следует еще раз отметить, что в марте нынешнего года в Армении на смену Роберту Кочаряну пришел Серж Саркисян - силовик с 20-летним стажем, который сначала возглавлял комитет самообороны Карабаха, а позднее дважды был министром обороны Армении, несколько лет работал шефом ее спецслужб и секретарем Совбеза.
По мнению многих аналитиков, именно с избранием на пост президента Нагорного Карабаха Бако Саакяна в Армении начался процесс более полного переформатирования власти. Нагорный Карабах стал выступать в роли своеобразного авангарда армянской нации. Или хотя бы большей ее части. Не случайно Бако Саакяна поддержала широкая коалиция, в которую вошли и некоторые оппозиционеры, и старейшая армянская социал-демократическая партия «Дашнакцутюн».
Что означает прежде всего для Степанакерта такая смена политической декорации? Дело в том, что предшественник Бако Саакяна на посту президента Нагорного Карабаха Аркадий Гукасян проводил свой курс во внешней политике. Как пишет армянский политолог Самвел Мартиросян, он находился в постоянных зарубежных разъездах. В этой связи в западной прессе часто мелькали сообщения о том, что Гукасян проводит негласные переговоры с некоторыми официальными лицами с целью добиться реализации международного признания Нагорного Карабаха. Степанакерт пытался использовать то, что в мире признают историческое, политическое и правовое отличие карабахского вопроса от проблем других непризнанных государств на постсоветском пространстве.
В 2004 году США и ЕС активизировали работу по международному признанию независимости Косово. Одновременно на постсоветском пространстве стал активно продвигаться «проект» ГУУАМ ( в то время еще с двумя «У»). В качестве контригры в конце июля 2005 года в Сухуми планировалось провести встречу четырех непризнанных республик, существующих на постсоветском пространстве - Южной Осетии, Нагорного Карабаха, Приднестровья и Абхазии. По словам организаторов этого форума, эта встреча «диктовалась задачей противопоставить ГУУАМу новую структуру – СНГ- 2 ( Союз непризнанных государств). Однако Карабах отмежевался от процесса интеграции в рамках этого союза. Официально он мотивировал свои действия тем, что не желает закреплять за собой ярлык «непризнанного» государства. Но на неофициальном уровне представители как Еревана, так и Степанакерта заявляли, что не желают создавать чрезмерную «привязку» к Москве «по тактическим соображениям». При этом нельзя исключать того, что Запад путем разного рода негласных обещаний Степанакерту в то время пытался попросту не допустить развития стратегических отношений между Арменией и Россией.
Но момент истины наступил тогда, когда Запад, провозгласив 2006 год годом «окончательного урегулирования» проблем непризнанных государств на постсоветском пространстве, «заболтал» на переговорах эту проблему. Тогда стало ясно, что одновременно наступил конец и эпохе Гукасяна. Поэтому многие аналитики на Западе победу на президентских выборах Бако Саакяна расценили как «победу в Карабахе сил пророссийской ориентации».

Карабах – не Косово, но все же…

Хотя Нагорный Карабах не получил международного признания, он не находится в глухой изоляции. Карабах территориально связан с Арменией. Несмотря на то, что Степанакерт не признается равнозначной стороной конфликта, в рамках международных усилий по урегулированию конфликтов руководство НКР активно общается с сопредседателями Минской группы ОБСЕ (Россия, США, Франция), лидерами различных европейских организаций.
В военном отношении НКР обладает сравнительно небольшими, но одними из самых боеготовых и боеспособных вооруженных сил на всем пространстве СНГ. Одним словом, непризнанный Степанакерт в настоящее время является реальным автономным фактором международных отношений на постсоветском пространстве. Поэтому представлять его только в качестве «разменной карты» в сложнейшей геополитической партии, которая ведется на Южном Кавказе, некорректно.
В отношении Нагорного Карабаха Россия придерживается уже испытанной линии: активное участие в работе Минской группы ОБСЕ, стимулирование выработки конструктивного подхода в Баку и Ереване к ситуации вокруг конфликта, предотвращение новой войны. Если возобновления конфликта удастся избежать, а в результате налаживания экономических связей могут появиться ростки взаимного доверия в армяно-азербайджанских отношениях, то в отдаленной перспективе, возможно, карабахский вопрос может быть урегулирован на основе обмена территориями и установления новой линии государственной границы между обеими странами. Но все признают, что это должно стать самостоятельным решением самих конфликтующих сторон. А до этого, видимо, далеко. Аналогичной точки зрения придерживаются и многие известные западные аналитики. Так, заместитель директора по вопросам России и Евразии вашингтонского Центра стратегических и международных исследований Кори Вельт, считает, что и Ереван, и Баку «могут еще долго прожить так, как сейчас живут».
Тем не менее политические и дипломатические маневры вокруг Карабаха неизбежны. Недавно в Ереване побывал заместитель помощника госсекретаря США по вопросам Европы и Евразии, американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Мэтью Брайза, который заявил, что Степанакерт готов к переговорам в большей степени, чем другие непризнанные республики на территории СНГ. Но при этом он все же оговорился, что в ближайшее время подвижек в ходе урегулирования карабахского конфликта ожидать не приходится.
Конечно, косовский прецедент и события, которые могут последовать за ним в мире, вынуждают Ереван, Степанакерт и Баку быть готовыми к самому неожиданному сценарию. Теоретически нельзя исключать того, что предоставление суверенитета Косово может подвигнуть Армению на официальное признание НКР. При этом, разумеется, Ереван приложит все возможные усилия на международной арене, с тем, чтобы независимость Карабаха была признана еще несколькими государствами. И лишь после этого две равноправные стороны начнут переговоры о возможном формате объединения. В этой связи Роберт Кочарян предполагает, что в перспективе может быть создана некая «асимметричная конфедерация».
Существует и другой вариант: Азербайджан решится на боевые действия против Карабаха. Тогда вся обстановка на Южном Кавказе перейдет в состояние жесткого кризиса с непредсказуемыми последствиями. Но как бы то ни было, в настоящий момент можно уверенно утверждать, что Карабах еще долгие годы будет по-прежнему оставаться в эпицентре глобального и крайне опасного противостояния.

Артур ВАЛЕСЯН
26.03.2008


 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Baku.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©