НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно. Подробнее »

 
ВОЛЯ ПРАВИТ МИРОМ?
«косовский прецедент» в международно-правовом и политико-прикладном ракурсах
28 марта Клуб «Реалисты» провел заседание «круглого стола» «Косово и международное право». В работе приняли участие представители госстуктур и проживающих в Москве диаспор Абхазии, Приднестровья и Сербии. Российскую общественность представляли деятели культуры, науки и образования, в том числе народный артист России, президент международного кинофорума «Золотой Витязь» Николай Бурляев, политический аналитик Михаил Демурин и доктор исторических наук, руководитель Центра по изучению современного балканского кризиса Института славяноведения РАН Елена Гуськова. В ходе дискуссии было проанализировано положение, возникшее в мире в связи с провозглашением независимости Косово, смоделированы возможные сценарии дальнейшего развития территорий со сходными правовыми проблемами, их взаимоотношения с субъектами международного права. Рекомендации «круглого стола» будут представлены в Администрацию Президента России и профильные комитеты Госдумы и Совета Федерации ФС РФ. По сведениям «РВ», наибольшее внимание экспертов было приковано к озвученным на заседании весьма острым тезисам Постпреда России в НАТО Дмитрия Рогозина (в личном качестве) и тревожному выступлению советника председателя Верховного Совета ПМР Нины Штански, которые мы и представляем на суд читателей.

Дмитрий РОГОЗИН:
Одностороннее провозглашение албанским руководством Сербского края Косово своей независимости и признание этой независимости рядом ведущих мировых держав является знаковым событием для всего мира начала ХХI века. Знаковым - прежде всего потому, что уже в новых политических обстоятельствах, в условиях глобализации это событие дает новую «дорожную карту» как отдельным государствам-членам ООН, так и различным негосударственным и транснациональным силам, чьи интересы могут находиться в прямом конфликте с интересами государств. Выводы, которые я привожу ниже, ни в коей мере не поддерживаются мной ни как официальным лицом, представляющим интересы Российской Федерации при Организации Североатлантического договора (НАТО), ни как политиком. Однако эти выводы - та реальность, с которой международное сообщество столкнется уже в самом ближайшем будущем.
Прецедент, когда не только косовоалбанцы, но и ряд ведущих стран мира во главе с США пошли на грубое попрание резолюции 1244СБ ООН, свидетельствует о том, что теперь Запад готов признавать ООН только тогда и в той степени, когда решения Объединенных Наций вписываются в логику Вашингтона и его союзников.
Приходится признать, что в прежние времена именно СССР был «оплотом мира» на планете, ибо именно баланс сил - грубых вооруженных сил, а вовсе не заклинания в приверженности ценностям демократии и гуманизма, был гарантией исполнения принимаемых Совбезом ООН решений. Теперь очевидно, что только страх ответных военных действий и гарантированного взаимного уничтожения в термоядерной войне являлся самой эффективной мерой по принуждению отдельных наших собратьев по мировому сообществу к миру и международной демократии и, соответственно, обеспечивал жизнеспособность международной правовой системы.
Своим признанием независимости Косово ряд стран, прежде всего США, показали, что они признают только реальную силу. Лидер косовских сепаратистов Хашим Тачи - личность, политическая легитимность которой, прямо скажем, весьма сомнительна, показал, что мандат политика в современном мире можно получить с помощью оружия, не чураясь тактики террора, грабежей и убийств, не неся за это никакой ответственности.
Косовский прецедент указывает ряду государств, а также надгосударственным и иным негосударственным силам, как следует себя вести, чтобы добиваться преференций и иных гешефтов со стороны ведущих стран западного мира. Для этого не обязательно иметь нормальную образованную элиту, уметь вести разумную производственную экономику, уважать гуманитарные ценности и демократические нормы. Чтобы войти в высшее общество, достаточно взять в руки оружие, убивать, грабить, не стесняться «грязных денег», получаемых от теневой экономики, в том числе от наркобизнеса, можно вить гнезда криминального бизнеса не только в своей берлоге, но и по всей Европе.
Признание государств-инвалидов, не имеющих ни этнических, ни исторических, ни экономических предпосылок, ни способности к политической реализации, есть результат либо заблуждений, либо узкокорыстных интересов, которые не имеют ничего общего со стремлением к миру, согласию и долгосрочной стабильности. Подобные решения, принимаемые вопреки воле Совета Безопасности ООН, не только нарушают демократические нормы и права государств-членов ООН, но и вызывают у них ощущение поражения, мобилизуют национал-радикалов, создают основу для сил политического реванша, консервируют состояние напряженности.
Косовский прецедент свидетельствует, что в современном мире имеют параллельное хождение две взаимоисключающие шкалы ценностей. Одна - это международное право, основанное на Уставе ООН, который утверждает равенство всех членов мирового сообщества и отрицает возможность решения международных споров вооруженным путем. Другая - это признание ценности грубой силы и отведение международному праву и собственно ООН чисто формальной, представительской функции. Причем вторая шкала, которая отрицает всю систему международного права как свода норм и правил, обязательных для выполнения всеми членами международного сообщества, в настоящее время входит в моду.
Теперь о собственно международных политических последствиях. На фоне признания независимости Косово следует ожидать активизации сепаратистских устремлений в Северной Ирландии, Шотландии, Стране басков, на севере Италии, в Валлонии и Фландрии, в Крыму и далее везде, где в составе одного государства проживает национальное, религиозное или иное меньшинство. Не хотелось бы проводить параллели с рядом непризнанных, но де-факто существующих на территории бывшего СССР республик, ибо их историческая природа качественным образом отличается от Косово, но то, что уже в скором будущем следует ожидать международного признания Абхазии и Южной Осетии, а, возможно, и Приднестровья, - это факт.
Недавно бывший представитель США в ООН Джон Болтон, один из «ястребов» администрации Буша, заявил, что признание независимости Косово — это пример наивной политики Белого дома и политическая ошибка, ибо создает новый системный очаг напряжения практически в центре Европы и не содержит в себе ни намека на решение проблемы. То, что ветераны американской внешней политики делают подобные признания, перейдя в разряд пенсионеров или политических наблюдателей, во многом показательно. В первую очередь тем, что об этом говорят люди, свободные от административной дисциплины, могущие давать объективную оценку действиям своих прежних боссов. А во-вторых, это свидетельствует о том, что система принятия политических решений в Вашингтоне преследует не стратегические цели, такие как мир и долгосрочная стабильность, а извлечение кратковременной выгоды. А делать это проще всего, запутывая взаимоотношения между государствами, ослабляя влияние их лидеров и минируя политическое пространство в различных регионах мира.
Теперь о том, как вести себя России. Я полагаю, что руководствоваться и в этом вопросе, и вообще в иных вопросах внешней политики следует соображениями собственной выгоды. Признание Косово дает нам понять, с какими клиентами нам теперь придется иметь дело. Следовательно, любое решение, любое соглашение или обязательство, взятое на взаимной основе с внешним партнером, следует страховать целой системой ответственности, выстроенной по принципу сдержек и противовесов. Никаких «честных слов», которыми досыта накормились Горбачев и Ельцин, никаких авансов и реверансов, никаких политических декольте и пустозвонства на тему «прав человека» и «демократических свобод». Больше рационализма, больше здорового национального эгоизма, больше экономики! То есть, как говорили наши старики, прежде думай о Родине!

Нина ШТАНСКИ:
Своего рода импульсом к обсуждению проблемы «непризнанных» республик на постсоветском пространстве послужил так называемый «косовский прецедент». Не меньшим фактором активизации обсуждений стало и недавнее Заявление Государственной Думы, принятое по результатам проведенных Комитетом по делам СНГ слушаний по данной проблематике.
Как известно, Приднестровье не вошло в один ряд с Абхазией и Южной Осетией при рекомендации депутатами Госдумы Президенту и Правительству Российской Федерации рассмотрения вопроса о целесообразности признания независимости данных республик. Такой избирательный подход стал большой неожиданностью для сотен тысяч рядовых граждан Приднестровья, которые с вниманием следили за позицией России по отношению к заявлениям западных политиков об «уникальности» ситуации в Косово. Тогда на самом высоком уровне власти России говорили о том, что избирательность в отношении прав народов недопустима независимо от того, в каком регионе они проживают. Сегодня, как видим, позиция в России, мягко говоря, трансформировалась. В отношении приднестровского вопроса мы слышим о том, что якобы переговорный потенциал молдово-приднестровского урегулирования не исчерпан. В качестве обоснования приводится озвученная президентом Молдавии Владимиром Ворониным готовность к переговорам по модели, якобы оговоренной и договоренной им в Москве. Я не стану останавливаться на этом пассаже господина Воронина. Достаточно ясно по этому поводу высказывался депутат Госдумы Константин Затулин, напоминая о том, что Россия сама способна озвучивать свои позиции. Заслуживает внимания, на мой взгляд, несколько иной фрагмент политики молдавского руководства, повлиявший на позицию России по отношению к Приднестровью, это – заявленное намерение Молдовы выйти из ГУАМ и готовность официально закрепить обязательство по невступлению Молдовы в НАТО. О том, что именно оглядка на НАТО стала определяющей в принятии решений по Приднестровью, свидетельствует вышеназванное Заявление Госдумы. Так, возможное признание независимости Абхазии и Южной Осетии напрямую без излишней дипломатической «обертки» увязывается со вступлением Грузии в НАТО.
Таким образом, в обсуждении вопросов приднестровского урегулирования определяющими становятся не положение граждан России и соотечественников в Приднестровье, не воля народа Приднестровья, не правовая или историческая обоснованность притязаний на независимость, а направления стратегического сотрудничества России и Молдовы. На одной чаше весов – соотечественники со всеми их чаяниями и проблемами, на другой чаше – выход Молдовы из ГУАМ и невступление Молдовы в НАТО.
К слову, число российских соотечественников после распада СССР за счет ближнего зарубежья увеличилось почти на три миллиона человек. Огромная часть этой «армии» - представители постсоветской пророссийской идентичности, той идентичности, сохранение которой должно являться важнейшим и одним из приоритетных направлений гуманитарного измерения внешней политики Российской Федерации. Ведь процессы самоидентификации остановить или «заморозить» как конфликты нельзя. Другой вопрос заключается в том, как в государствах с «замороженным» конфликтом или с «отложенным статусом» будет развиваться и трансформироваться идентичность, которая сегодня подпитана диалогом с Россией. К слову, вспоминается высказывание Президента Владимира Путина на Всемирном конгрессе соотечественников в 2006 году о том, что у диалога с соотечественниками не может быть перерыва, это постоянная и нацеленная на результат работа. Сегодняшняя действительность говорит о том, что перерыв все же возможен (это в случае с Приднестровьем), поскольку интеграция Приднестровья – части социокультурного пространства России в Молдову вселяет определенный оптимизм в представителей государственной власти России. Такое мнение официально озвучивалось в ходе думских слушаний.
Оправдан ли данный оптимизм? И о каком именно оптимизме шла речь? Оптимизм в отношении невступления Молдовы в НАТО? Сотрудничество НАТО с Молдовой в рамках специальных программ и проектов может весьма успешно продолжаться и без вступления Молдовы в альянс, тем более с учетом соседства Молдовы с членом НАТО Румынией и потенциальным членом – Украиной. Оптимизм, связанный с выходом Молдовы из ГУАМ? Такое заявление скорее вызывает у многих экспертов нескрываемый скепсис. Еще несколько месяцев назад в рамках ГУАМ широко обсуждались инициативы, в том числе молдавской стороны, о замене российского миротворческого контингента в Приднестровье на смешанный с участием международных организаций и ГУАМ. Однако ГУАМ, демонстрировавшая показательное дистанцирование от России, не сумела повлиять на повышение экономического развития стран-участниц объединения и не смогла стать инструментом экономического сотрудничества между самими членами. По среднему индексу человеческого потенциала ГУАМ отводят место 89-й страны мира (после Мальдивских островов), а по уровню среднедушевого ВНП – 145-й страны (вслед за Гондурасом и Гайаной). Да, несколько лет назад Владимир Воронин стал выступать за включение в ГУАМ России, а также за сотрудничество организации с СНГ и ЕврАзЭс. Нужно трезво осознавать, что данные предложения были лишены особых эмоций к России и были наполнены лишь прагматизмом. Тогда в 2005 году страны СНГ в экспорте Молдовы были представлены долей 48%. Основным торговым партнером являлась Россия – 34,7%, а Украина – партнер по ГУАМ – лишь 6%. Зато в импорте Молдовы доля Украины была почти вдвое больше российской и составляла 23%. Сегодня доля Украины в экспорте Молдовы составляет менее 3%, а российский рынок для Молдовы вновь открыт. Что теряет Молдова, выходя из ГУАМ, и что приобретает Россия от ее выхода?
Приднестровье – «замороженный» постсоветский анклав, расположенный между Украиной и Балканами, перекресток между Украиной, Румынией и Черным морем остается маятником в евразийской геополитике. Республика Молдова требует от международного сообщества непризнания правосубъектности Приднестровья, апеллируя к своему праву на территориальную целостность и призывая Приднестровье согласиться со статусом автономии в рамках унитарной Республики Молдова. Румыния же, в свою очередь, целенаправленно и, надо признать, небезуспешно форсирует процесс интеграции Молдовы в Румынию, открыто заявляет об отсутствии молдавской государственности, молдавского народа, молдавской нации и намерена пересмотреть, осудить и денонсировать как Пакт Молотова-Риббентропа 1939 года, так и Парижский Мирный договор 1947 года, устанавливающий границы Румынии, в том числе между Румынией и Молдовой по реке Прут.
В молдавских СМИ Россия стала называться не «гарантом приднестровского урегулирования», а «силой, способствующей восстановлению территориальной целостности Молдовы». Когда смотришь на эти события не из кремлевских окон, а с левого берега Днестра, как минимум странно, почему ради восстановления того, чего никогда не было, Россия становится силой в руках Молдовы.
В ходе борьбы за приход к власти в Молдове в 2001 году Владимир Воронин заручился поддержкой России, пообещав придать русскому языку статус государственного и развивать стратегическое сотрудничество с Россией. О языковом вопросе было забыто очень скоро, а сотрудничество трещало по швам. В 2003 году президент Молдовы согласился с предложениями Москвы о построении федерации и реализации «Плана Козака». Уже было согласованный и парафированный им документ в последний момент был отвергнут. В 2005 году глава Молдовы публично заявлял о плане объединения с Румынией, сегодня он заявляет об интеграции Приднестровья в Республику Молдова, которая осуществится с помощью Москвы. Какие заявления ждут нас завтра, не возьмется прогнозировать ни одни аналитик.
А тем временем позиция приднестровцев остается неизменной. В Приднестровье унаследованная в эпоху Советского Союза общегражданская консолидация не только осталась достаточно сильной, несмотря на целенаправленное расшатывание усилиями националистских движений Молдовы, но и стала фундаментом для построения новой надэтнической идентичности. Наследие советской идентичности в этом регионе, в отличие от соседних, послужило естественным преимуществом поликультурного социального плана. Полиэтничное (без доминирования какого-либо этноса) население в Приднестровье более 17 лет назад на фоне распада СССР и процесса национальной унификации в Молдове консолидировалось вокруг построения собственной приднестровской государственности и идеи обретения независимости.
Полное разрешение молдово-приднестровского конфликта невозможно без принятия во внимание факта формирования в этом регионе особой идентичности. Любое решение, предлагаемое для нормализации молдово-приднестровских отношений, должно исходить из учета воли приднестровского народа, отличающегося высокой степенью внутренней межнациональной толерантности, консолидации вокруг общих национальных идей и солидаризации относительно общих стремлений.
«Заморозить» еще больше этот конфликт можно. Можно попытаться построить модель с «отложенным статусом». Остановить процесс самоидентификации приднестровцев нельзя, равно как нельзя остановить подобный процесс в Молдове. Разница лишь в векторах. В Приднестровье идентичность сформировалась как пророссийская, а в Молдове конфликт молдавской идентичности с румынской в полном разгаре. Как повлияет сегодняшняя позиция России на эти процессы?
Благодарю за внимание и прошу принять извинения, если мое выступление было чрезмерно эмоциональным.

Владимир СИМИНДЕЙ
02.04.2008

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Baku.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©