НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно. Подробнее »

 
МИХАИЛ СААКАШВИЛИ: ТЕНЬ НОЯ ЖОРДАНИЯ
политпортрет
Российско-грузинские отношения зашли в тупик. Но с другой стороны, в тупике оказываются и отношения Грузии с США и Европой, которые не собираются идти войной на Россию или серьезно обострять с ней отношения из-за «маленькой Грузии». Теперь для президента Михаила Саакашвили наступает момент главного выбора, при котором он должен продемонстрировать способность (или неспособность) принимать необходимые решения.

Прощание с эйфорией
Так называемая «революция роз» в Грузии, которая выбросила на олимп политической власти Михаила Саакашвили, первоначально в некоторых московских кругах воспринималась с романтическим воодушевлением. Саакашвили стали даже называть «вторым после Ельцина выдающимся лидером на постсоветском пространстве».
Тогда мало кого смущал факт появления в американской печати сообщений о том, что чуть ли не решающую роль в приходе Саакашвили к власти и в его победе над Абашидзе сыграли американец Ричард Майлз и россиянин Игорь Иванов. Правда в том, что роль Вашингтона и Москвы в грузинской «революции роз» далеко немалая. Так же как и в последующем «присоединении» Аджарии. Напомним, что тогда там находилась российская военная база. Также в Аджарии существовали и местные военизированные подразделения, которые способны были удержать Абашидзе у власти и дать Тбилиси бой. Но Батуми был «сдан» Саакашвили. В Кремле же были модными идеи о том, что именно российско-американский альянс в решении проблем в Грузии позволит перечеркнуть «прошлое» в российско-грузинских отношениях, которое было связанное с Эдуардом Шеварднадзе.
Первоначально Саакашвили действительно демонстрировал волю к улучшению грузино-российских отношений, стал подыгрывать российской власти в декларируемой ею в то время «борьбе с олигархами». В действительности, у Тбилиси были иные цели: разорвать связь между «своими» и российскими олигархами. Надо признать, что игра Саакашвили с Москвой на этом направлении также удалась.
Затем Саакашвили стал предпринимать попытки с помощью российских штыков заставить вернуться в лоно Тбилиси так называемые «мятежные территории». Но тут сразу появился большой «камень преткновения». Сухуми и Цхинвал отказались испытать судьбу Батуми. Тогда Саакашвили изменил тактику: стал давить на «больную мозоль» России - добиваться вывода российских военных баз со своей территории.
История этого вопроса берет свое начало с прошедшего в 1999 году в Стамбуле саммита ОБСЕ, на котором Борис Ельцин взял на себя обязательство вывести все российские военные объекты из Грузии. Две военные базы – 137-я (Вазиани под Тбилиси) и 50-я (Гудаута, Абхазия) были выведены в 2000 году. Что касается двух оставшихся баз – 62-й (Ахалкалаки, регион Самцхе-Джавахети) и 12-й (Батуми, Аджария), то сроки их вывода не были определены международными соглашениями. Российская сторона считала, что на их вывод потребуется 10 - 11 лет, а грузинская – требовала вывести базы не позднее чем через три года. В конечном счете, Тбилиси после серии провокаций против российских военнослужащих и на этом направлении удалось добиться поставленной цели. Вскоре он стал открыто заявлять о своем стремлении получить гарантии безопасности от США или НАТО. Вслед за этим последовало заявление Вашингтона о готовности разместить в Грузии базы для складирования вооружения и боевой техники сил быстрого развертывания США.
Так постепенно, шаг за шагом, благодаря немалым усилиям Саакашвили и некоторых его высокопоставленных сторонников в Москве, Кавказский регион стал превращаться не только в арену напряженного геополитического противостояния между США и Россией. В официальном докладе, подготовленном в 2006 году МИД РФ, о Грузии говорилось буквально следующее: «Политика руководства Грузии во главе с Михаилом Саакашвили построена на этническом национализме и пользуется поддержкой ряда западных стран, и прежде всего США. Тбилиси проводит линию на слом существующих миротворческих и переговорных форматов, в результате чего происходит осложнение ситуации вокруг Абхазии и Южной Осетии. Грузия рассчитывает привлечь к этим проблемам повышенное международное внимание, подключить к тематике «замороженных конфликтов» евроатлантические структуры и тем самым форсировать урегулирование на своих условиях, имея в виду обеспечение статуса Абхазии и Южной Осетии как составных частей унитарного государства Грузии. При этом грузинская сторона не прекращает антироссийскую кампанию в СМИ, стремится переложить на Россию ответственность за все свои проблемы внутреннего и внешнего характера».

Кому нужен «грузинский синдром»?
Во внешней политике Саакашвили присутствует своя логика. Он отрабатывает сценарий, который одно время негласно циркулировал в Белом доме: на первом этапе максимально ослабить позиции России в Закавказье. На втором - создать натовскую ось Тбилиси-Киев, чтобы с юго-восточного и южного направления зажать в кольцо российский Северный Кавказ. На третьем этапе - попытаться подключить к оси Тбилиси-Киев и Баку, ориентировав его на дагестанское направление. Для информационного подкрепления этого сценария время от времени в украинских и в грузинских СМИ осуществлялся «вброс» информации о якобы «грядущем развале России». Одновременно предпринимались попытки вывести российско-грузинский диалог из формата двухсторонних отношений, включив его в широкий геополитический контекст с участием США и других государств НАТО. В этом смысле Саакашвили почти один к одному повторял курс лидера Грузии времен 20-х годов прошлого века меньшевика Ноя Жордания.
Тогда не без усилий Антанты Тбилиси начал войну с соседней дашнакцутюнской Арменией за Джавехетию, а с генералом Деникиным за Сочи и Адлер. Одновременно Грузия направляла повстанческие отряды на территорию Советской власти: 1) Сухум-Кале - перевал Марух и далее в верховья Кубани и реки Лабы. 2) Сухум-Кале - Гагры, Адлер - Красная Поляна, перевал Айшха - верховья реки Лабы. 3) Кутаис - Они - Нальчик. Жордания, как и сейчас Саакашвили, главную ставку делал на поддержку своего курса представителями «европейской демократии», которая была нацелена на борьбу с Советской Россией. Однако Антанта, несмотря на то, что выдала Грузии вексель признания de jure, ловко разменяла эту страну в торге с российскими большевиками.
В свое время Лев Троцкий, касаясь судьбы Грузии, философски отметил: «Мы хотели соглашения. Мы предлагали грузинским меньшевикам совместные действия против Деникина. Они отказались. Мы заключили с ними договор, который гораздо меньше, чем протекторат Антанты, задевал их независимость. Вся наша политика в отношении Грузии была ориентирована в этом направлении. Но для меньшевиков уже не было возможности поворота». Существует ли сегодня возможность для «поворота» уже в политике наследника идей Жордания - Саакашвили? Отвечая на этот вопрос, следует отметить, что Россия заинтересована в том, чтобы по периметру ее границ были дружественные, процветающие, демократические и стабильные государства. Как показывает исторический опыт, Россия и Грузия могли бы успешно сотрудничать в новых условиях, поскольку, как ни крути, а в результате многолетнего совместного существования в рамках единого государства экономики двух соседних стран являются взаимодополняющими. В обозримой перспективе никакие внешние партнеры или альтернативные интеграционные форматы для Грузии не смогут заменить роль России.
Желательный конечный результат – создание экономической системы, которая обеспечивала бы эффективное развитие каждого из ее участников. «Моральная поддержка» Запада и кредиты Грузии, конечно, могут помочь залатать какие-то дыры в социальной сфере и даже вселить на время грузинам надежду на «светлое европейское будущее», но они не решают главной задачи – не делают экономику эффективной. К тому же западные дотации ограничивают суверенитет страны, загоняя ее в многолетнюю долговую яму. Более того, именно через решение проблем экономики можно было бы эффективно подходить и к разрешению проблем сохранения территориальной целостности Грузии.
Но первоначально Грузии необходимо для себя решить главную задачу, от решения которой зависит позиция ведущих игроков на геополитической арене в нашем регионе: объявить о своем военном нейтралитете, принять на себя международные обязательства не вступать ни в какие военные- политические блоки. И не предоставлять свою территорию для военных баз, чтобы не представлять в будущем никакой опасности для национальной безопасности соседних государств. Это – та основа, которая обязательно должна предшествовать реальному налаживанию российско-грузинских отношений. Способен ли на такое Саакашвили?
Некоторые российские аналитики считают, что при режиме Саакашвили нет оснований рассчитывать на перспективы улучшения российско-грузинских отношений. Перед ним поставлены иные задачи. Если это действительно так, то дальнейшие действия Тбилиси легко просчитываются.
Михаил Саакашвили будет до последнего держаться своего нынешнего курса, сохраняя уверенность в том, что США не оставят его один на один с Россией. Не случайно Грузия уже отказалась от участия в заседании смешанной контрольной комиссии (СКК) по урегулированию грузино-югоосетинского конфликта. «Российская сторона в связи с обострением ситуации в зоне конфликта предложила в конце июля провести в Москве встречу сопредседателей СКК, на которой планировалось обсудить меры доверия, а также вопрос о размещении РЛС в зоне конфликта, которая была бы в трехстороннем пользовании. Все стороны поддержали эту инициативу. Грузия отказалась», - сообщил посол по особым поручениям МИД РФ Юрий Попов.
Все говорит о том, что в ближайшее время в Закавказье и на Северном Кавказе следует готовиться к росту напряженности. Михаил Саакашвили призывает международных наблюдателей встать на дагестанском, чеченском и ингушском участках грузино-российской границы. Когда появятся новые обстоятельства, мониторинг границы представителями ОБСЕ можно будет продлить и далее, на границу уже с Северной Осетией. Если Грузии удастся «выдавить» из зоны конфликтов российских миротворцев, то в Смешанных силах по «поддержанию мира» в Южной Осетии и Абхазии их заменят на «независимый» миротворческий контингент из стран Европы. Наверняка в нем, кроме англичан, окажутся представители из ГУАМа, прежде всего украинцы, а из Восточной Европы, возможно, подтянутся поляки, как минимум моральное участие окажут и страны Прибалтики. Тогда все пойдет опять по «сценарию Жордания». Но мы хорошо знаем, что за этим последовало. Неужели Тбилиси опять решил наступить на «старые грабли»?

Олег ДВИНСКИЙ
16.07.2008

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Baku.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©