НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно. Подробнее »

 
НИНО БУРДЖАНАДЗЕ: САМА ПО СЕБЕ ИЛИ…
политпортрет
Отказ Н.Бурджанадзе от участия в выборах и последовавший за этим уход из большой политики, которой она отдала больше десяти лет, породили немало спекуляций и кривотолков. Но в целом складывается впечатление, что этот уход – временный и что самые интересные моменты ее биографии еще впереди.

Политик во втором поколении
Нино Анзоровна Бурджанадзе родилась 16 июля 1964 года во втором по величине городе Грузии - в Кутаиси. Ее отец был кадровый партийный работник, мать преподавала в местном университете.
Анзор Бурджанадзе начал свою карьеру в комсомоле, дослужившись до поста первого секретаря Кутаисского горкома ВЛКСМ. Затем он возглавлял Терджольский райком КПСС, был замдиректора Кутаисского автозавода и замминистра транспорта республики, а также возглавлял республиканский Совет по туризму и экскурсиям. В годы правления Э.Шеварднадзе стал президентом Государственной корпорации хлебопродуктов.
Еще в школе Нино заинтересовалась дипломатией и международной политикой. В те годы ее кумиром была советский дипломат Александра Коллонтай.
Медалистка кутаисской школы № 2 собиралась поступать в МГИМО на факультет международного права. Но родители не решились отпустить единственного ребенка в семье в Москву. Тогда Нино поступила на юридический факультет Тбилисского государственного университета (ТГУ).
В столицу она все-таки приехала, но уже вместе с мужем и в качестве аспирантки юрфака МГУ.
Путь в политику для Н.Бурджанадзе начался в 1992 году с должности консультанта в комитете по внешним сношениям парламента Грузии. На грамотного молодого специалиста обратил внимание Зураб Жвания, в то время спикер законодательного органа республики. По его рекомендации в 1995 году Нино баллотировалась по списку партии «Союз Граждан», лидером которой был Шеварднадзе.
Продвигая молодого юриста-международника в парламент, искушенный политик Жвания вряд ли руководствовался лишь тем, что молодой республике нужны молодые кадры. Он наверняка знал о ее семейных связях, близости отца к всемогущему в те времена президенту и не мог упустить случай продемонстрировать свою лояльность клану Шеварднадзе.
Анзор Бурджанадзе к тому времени уже давно входил в число ближайших друзей главы республики. Занимая должность руководителя Государственной корпорации хлебопродуктов, он считался одним из казначеев клана Шеварднадзе. Кроме того, по неподтвержденным сведениям, он приходится крестным отцом Эдуарду Амвросиевичу. Это возможно, учитывая их многолетнюю дружбу и то, что Шеварднадзе крестился уже в весьма зрелом возрасте.

Депутат парламента
С самого начала своей парламентской карьеры Нино Бурджанадзе завязывает круг знакомств, который будет определять ее карьеру в течение последующего десятилетия. В 1995 – 1998 годах она являлась заместителем председателя комитета по конституционным, юридическим вопросам и законности, который возглавлялся М.Саакашвили. А после его ухода в правительство – возглавила этот комитет.
В тот же период Бурджанадзе возглавила постоянную парламентскую делегацию Грузии в Великобритании, а позже (1998 – 2000 гг.) получила пост докладчика Парламентской Ассамблеи ОБСЕ по демократии, правам человека и гуманитарным вопросам. В 1999 – 2002 годах она возглавляла парламентский комитет по вопросам сотрудничества Грузии и Европейского союза, а в 2001 – 2002 годах еще и комитет по внешним связям, где когда-то начинала в качестве приглашенного эксперта.
В 2001 году в ходе политического кризиса с поста председателя парламента уходит в отставку З.Жвания, и на его место избирается Нино Бурджанадзе, которая к этому времени из «молодого специалиста» превратилась в серьезного политического деятеля, известного не только у себя в стране, но и за рубежом.

«Розовая революция»
Нино Бурджанадзе (калбатони - почтительное обращение к женщине, сродни русскому «сударыня») образца 2001 года уже здорово отличалась от той молодой женщины, прошедшей в 1995 году в парламент по списку партии, лидером которой был президент. Теперь ей уже не была нужна поддержка, хотя и косвенная, со стороны отца.
Более того, как отмечали грузинские СМИ, еще до избрания на пост председателя высшего законодательного органа республики она сама и ее муж (высокопоставленный работник прокуратуры) стали своего рода «крышей» для семейного бизнеса.
И лояльность особую в отношении президента Нино тоже не демонстрировала. В числе же основных союзников Бурджанадзе оказались перешедшие в оппозицию Жвания, с которым она позже создаст политическое движение «Бурджанадзе – Демократы», и Саакашвили.
Участие председателя парламента, второго лица в руководстве Грузии в «революции роз» было чрезвычайно важным моментом для ее организаторов. Поскольку это придавало государственному перевороту хотя бы частичную легитимность в глазах грузинской, да и мировой общественности.
Кроме того, сама личность Бурджанадзе, представителя традиционной номенклатуры, которую в госаппарате относили к «своим», предотвратила чиновничий бунт, поскольку кадровые аппаратчики надеялись, что дело обойдется сменой верхушки власти и не затронет их лично. Когда же стало ясно, что им на смену пришли «молодые энтузиасты» из окружения Саакашвили и Жвании, момент был упущен.
При этом, имея неплохие шансы стать преемницей Шеварднадзе, Бурджанадзе даже не пыталась выдвинуть свою кандидатуру на президентских выборах, уступив это право Саакашвили. И вокруг этого было немало спекуляций.
Бытовала, например, версия относительно того, что еще до выборов, планируя с коллегами чистку госаппарата, Бурджанадзе заручилась их обещанием исключить из списка будущих жертв своего отца, который был не меньшим коррупционером, чем другие «казначеи» президента. Взамен она обещала отойти на второй план и проявлять полную политическую лояльность будущему главе республики.

Номинальный руководитель
После избрания Саакашвили на пост президента Бурджанадзе стала быстро терять свои позиции в руководстве страны, уступая их Жвании и Саакашвили. Хотя она и оставалась вторым лицом в иерархии грузинской власти, но по своему влиянию откатилась на третье место. Ее сторонники в парламенте по своей численности также уступали людям президента и премьера.
Однако попытку изменить ситуацию Бурджанадзе все-таки попыталась предпринять. Тем более, что обстановка к концу 2004 – началу 2005 года складывалась для нее благоприятная.
С одной стороны, передача президенту дополнительных полномочий привела к ослаблению не только парламента, но и правительства. Это не устраивало премьера Жванию, который в тройке лидеров «розовой революции» был наиболее опытным и старшим по возрасту политиком.
С другой стороны, тем, кто выплачивает зарплату грузинскому руководству, становилось все более ясно, что с кандидатурой Саакашвили «ошибочка вышла». Уж больно горячим и плохо управляемым оказался дорвавшийся до власти бывший чиновник американской юридической конторы.
Американцы стали делать ставку на Жванию, с которым начала сближаться Бурджанадзе. По некоторым сведениям, в ходе последней в своей жизни поездки в Вашингтон Жвания в принципе договорился о проведении нового переворота. После этого мог бы быть упразднен пост президента, и власть перешла бы под контроль сильного премьера (Жвания) и сильного главы парламента (Бурджанадзе).
Однако Саакашвили и его сторонники оказались проворнее, и 3 февраля 2005 года при загадочных обстоятельствах премьер-министр Грузии скончался.
После этого события Бурджанадзе фактически потеряла остатки своих политических позиций во власти. Даже в подведомственном ей парламенте целый ряд депутатов, входящих в окружение президента, например, Г.Бокерия, Г.Таргамадзе, Н.Руруа и т.д., имели больше влияния, чем спикер.
Бесконечно так продолжаться не могло, и Бурджанадзе ушла со своего поста.

Фонд развития демократии
Политическое будущее Н.Бурджанадзе связывается с созданным ею новым грузинским фондом, получившим название «Фонд развития демократии». Многие наблюдатели предрекают, что на базе фонда, к работе которого Нино Анзоровна намерена привлечь лучших экспертов из числа своих сторонников в республике и за рубежом, будет создаваться новая партийная структура центристского толка. Опираясь на нее, калбатони Нино может выступить на следующих президентских выборах. Тем более что по грузинскому законодательству Саакашвили участвовать в них не сможет.
В этой связи следует обратить внимание на тот факт, что не успела Нино Анзоровна объявить о своем решении создать в Тбилиси новый исследовательский центр, как тут же стало известно, что Фонд Сороса не только готов поддержать начинание бывшего спикера, но и намерен выделить на эти цели примерно 6 млн. долларов. И тут же безо всяких бюрократических проволочек перевел чуть ли не треть суммы.
К чему такая поспешность, особенно учитывая, что в Тбилиси уже благополучно функционирует дочерняя организация соросовского Института «Открытое общество» – «Открытое общество – Грузия»?
Думается, что авантюрный курс Саакашвили и его команды все меньше отвечает интересам США, они хотели бы видеть Закавказье спокойным и стабильным регионом, через который можно было бы без проблем и рисков прокачивать нефть и газ, добываемые в районе Каспия. А реальной альтернативы нынешнему президенту Грузии кроме калбатони Нино вроде бы и нет.
И дело не только в том, что на фоне эмоциональных, ранимых и, скажем так, непосредственных лиц мужского пола, составляющих нынешнюю политическую элиту Грузии, эта умная, хорошо образованная, не позволяющая себе срывов и истерик и умеющая идти до конца женщина выглядит единственным мужчиной.
Нельзя забывать о ее западной ориентации как политика. Причем главным приоритетом для Бурджанадзе являются Соединенные Штаты. Кстати, напомним, что в свое время (в 2005 году) она инициировала конфликт с главой республиканского МИДа Саломе Зурабишвили и добилась ее отставки. В качестве официальной претензии выдвигалось обвинение в том, что Зурабишвили «развалила» работу вверенного ей министерства. Однако, скорее всего, реальной причиной отставки было то, что бывший высокопоставленный дипломат Франции начала разворачивать внешнюю политику Грузии в сторону Европы в ущерб американским интересам.
Следует отметить, что как и нынешний президент, Бурджанадзе является твердым сторонником вступления Грузии в НАТО и ЕС, а также восстановления грузинского контроля над Абхазией и Южной Осетией. Что касается нашей страны, то, скорее всего, следовало бы ожидать изменения тональности в российско-грузинском диалоге и, может быть, большего прагматизма.
Положительно расценивается и перспектива Бурджанадзе расширить круг своих политических сторонников. Она остается приемлемой фигурой на роль лидера как и для отошедших на задний план, но заинтересованных в реванше соратников Шеварднадзе, так и для романтиков «розовой революции», оставшихся не у дел после раздела властного пирога, а также и для части нынешней оппозиции.
По некоторым сведениям, незадолго до политического кризиса конца прошлого года Бурджанадзе получила предложение от Бадри Патаркацишвили перейти на сторону оппозиции и после свержения режима Саакашвили стать главой республики. Якобы было даже проведено несколько встреч по этому поводу, в которых кроме самой Нино Анзоровны принимали участие ее муж Б.Бицадзе (глава департамента пограничной полиции МВД республики), Б.Патаркацишвили и парламентарий В.Гелбахиани.
Однако переговоры ни к чему не привели. То ли осторожная Нино сама решила не рисковать, то ли ей кто-то из окружения президента намекнул на судьбу З.Жвании или поинтересовался состоянием здоровья членов ее семьи… Всякое может быть. А несколько месяцев спустя абсолютно здоровый грузинский миллиардер, посягнувший на место Саакашвили, умер при загадочных обстоятельствах, как в свое время премьер-министр республики.
В свое время идеалом юной Нино Бурджанадзе была посол Советского Союза А.Коллонтай, теперь для нее образцом женщины-политика является бывший британский премьер Маргарет Тэтчер. Что ж, люди и их интересы меняются.
Хотелось бы надеяться, что окончательно калбатони Нино уйдет из власти, как и ее новый кумир, в преклонном возрасте, и после этого долгие годы будет оставаться авторитетной фигурой в мировой политике. Ведь, учитывая методы борьбы нынешнего грузинского руководства со своими конкурентами, сами собой приходят на память другие имена: Индира Ганди, Беназир Бхутто…

Иван ВАСИЛЬЕВ
16.07.2008


 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Baku.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©