НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно. Подробнее »

 
ВЯЧЕСЛАВ ТРУБНИКОВ: ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ ИНТЕРЕСЫ РОССИИ И ИНДИИ ДЕЛАЮТ НАС СТРАТЕГИЧЕСКИМИ ПАРТНЕРАМИ
интервью
2008-й уже вошел в историю российско-индийских отношений как знаковый. О проходящем в Индии Годе России, состоявшихся визитах российских высокопоставленных должностных лиц в эту страну, еще предстоящих мероприятиях, а также о внешней политике Дели и перспективах отношений между нашими странами шеф-редактор электронной версии «РВ» Дмитрий Ермолаев побеседовал с Чрезвычайным и Полномочным Послом России в Индии Вячеславом Ивановичем Трубниковым.

- Недавно в рамках проведения Года России в Индии Нью-Дели посетил министр иностранных дел России Сергей Лавров. Как вы оцениваете результаты этого визита? Какое место в переговорах занимали перспективы российско-индийского сотрудничества в сфере атомной энергетики?
- Приезд в Дели 20 октября с.г. министра иностранных дел России Сергея Викторовича Лаврова стал очередным звеном в стабильной цепочке встреч руководителей внешнеполитических ведомств нашей страны и нашего стратегического партнера – Индии. Эти встречи происходят и на ооновских форумах, и в формате «тройки» (МИД России, Индии и Китая), и в рамках БРИК, где к упомянутым дипломатическим лидерам присоединяется МИД Бразилии. Перечень важнейших вопросов в сегодняшней международной жизни вряд ли содержит хотя бы один-другой, ускользающий из поля зрения участников контактов столь высокого уровня.
Однако интересующая вас встреча двух министров, проходившая в финальной части отмечаемого двумя странами Года России в Индии в канун предстоящего в начале декабря российско-индийского саммита, естественно, концентрировалась на анализе нынешнего состояния и новых перспективах наших двусторонних отношений. Не обошлось и без «сверки часов» в отношении развивающегося глобального финансового кризиса и его влияния на состояние экономик двух государств. В частности, здесь, как в оценках причин кризиса, так и в принципиальных подходах к поиску выхода из него, вновь отмечена существенная близость позиций Москвы и Дели.
Естественно, что в обсуждении проблем двустороннего сотрудничества в торгово-экономической сфере весьма заметное место заняла энергетическая проблематика, которая после отмены ограничений МАГАТЭ и Группы ядерных поставщиков (ГЯП) на международное сотрудничество с Индией в области мирного атома открывает для нас дополнительные возможности.
Упомянутые решения, безусловно, ожидались, хотя они и являются исключением из тех правил, к которым мы привыкли в последние десятилетия. Это исключение сделано для Индии как для страны, чья ядерная программа была создана и реализована силами самих индийцев и не содержит признаков нарушения ими нераспространенческих режимов. Тем не менее без международного сотрудничества Индии, конечно, было бы гораздо сложнее развивать дальше программу мирного атома, исключительно необходимую для нее с точки зрения потребностей в электроэнергии.
Нельзя сказать, что Индия в этом смысле была совсем одинока. На протяжении последних лет Россия активно участвует в создании на юге Индии в штате Тамилнаду, в местечке Куданкулам, двух очередей атомной электростанции по 1000 мегаватт каждая, и где-то к концу будущего – началу 2010 года Куданкулам внесет существенный вклад в индийскую энергетику.
Надо сказать, что в этот же период Россия оказала Индии помощь топливом для атомного реактора в Тарапуре. Это были форсмажорные обстоятельства, и, естественно, эта помощь была оказана с согласия международного сообщества в интересах обеспечения безопасности работы реактора. Но это было исключение, а Индия стремилась к законному участию в международном сотрудничестве в сфере мирного атома. Вот теперь Индии дан зеленый свет МАГАТЭ и Группой ядерных поставщиков.
Россия, кстати, как и Франция, ориентировалась на предстоящее возобновление сотрудничества с Индией и в этой связи подготовила и парафировала (а Франция к сегодняшнему дню уже и подписала) соответствующее соглашение с Индией о сотрудничестве в области атомной энергетики. Для нас это, прежде всего, расширение уже имеющегося присутствия в Куданкуламе. Планируем вместе с индийскими коллегами расширить мощности этой станции как минимум до 6 тысяч мегаватт, но и этим ограничиваться не намерены. Речь пойдет и о нашем участии в создании атомных станций в других штатах Индии, которые проявляют острую заинтересованность в строительстве таких объектов энергетики.
Конечно, министры С.Лавров и П.Мукерджи подвели промежуточные итоги Года России в Индии и договорились о завершении работы над подготовкой программы проведения Года Индии в России, открытие которого намечено на февраль 2009 г. в Москве. Результатом встречи также стало и подписание протокола о сотрудничестве МИДов двух стран на очередной год.

- Как вы думаете, не приведет ли вызванное событиями вокруг Южной Осетии некоторое охлаждение российско-американских отношений к усилению противоречий между Соединенными Штатами и Россией на индийском рынке мирного атома? Не постарается ли Вашингтон использовать свои отношения с Дели, чтобы вытеснить с этого рынка Москву?
- Исходя из известных слагаемых внешнеполитического курса индийского правительства, десятилетиями отличающегося достаточной принципиальностью и умением отделять двусторонние отношения с одним государством от двусторонних отношений с другим государством, влиять на позицию Индии путем навязывания ей чужой воли мне представляется делом неблагодарным. Учитывая чувство национального самосознания, представления о суверенитете, о своей значимости как региональной державы, претендующей на статус мировой державы, для Индии, вероятно, неприемлемо следовать указке одного государства в отношении того, как ей строить свои контакты с другим государством. Поэтому даже теоретически чьи-то попытки повлиять на темпы, объемы, характер нашего взаимодействия с Индией, и не только в сфере мирного атома, но и в других сферах, включая военно-техническое сотрудничество, куда, кстати, Соединенные Штаты сейчас активно включаются, могут давать результаты только в том случае, если они относятся к сфере честной конкуренции за счет цены, качества или соотношения цены и качества. А в этом вопросе у нас есть весьма серьезные преимущества по сравнению с позициями наших конкурентов. Поэтому я предполагаю, что в настоящий момент и в ближайшей перспективе у нас достаточно рычагов противодействия любой, даже не очень честной конкуренции.

- Сейчас продолжается Год России в Индии. Какие знаковые мероприятия еще предстоят в этом году?
- Главным является предстоящая встреча премьер-министра Индии М.Сингха и Президента России Дмитрия Медведева в Нью-Дели, которая обозначит дальнейшие вехи в развитии нашего сотрудничества. Я уверен, что она подтвердит то, что уже абсолютно ясно обеим сторонам, – это полная преемственность внешнеполитического курса России в отношении Индии после смены у нас президента.

- Не могу не спросить, как вы оцениваете ситуацию в соседнем с Индией Пакистане? К каким последствиям, по вашему мнению, может привести происходящее в последнее время обострение обстановки в этой стране для всего региона в целом?
- Естественно, события в Пакистане не могут не влиять на то, как сегодняшняя Индия оценивает перспективу своих отношений с соседом, обладающим ядерным оружием. Безусловно, Индия не только поддерживает, но и активно продвигает процесс нормализации отношений, налаживания связей по гуманитарной и торгово-экономической линии, по линии нормальных человеческих отношений. Вы же знаете, что по обе стороны границы существуют в принципе одинаковые этнические группы и живут разделенные семьи. И, конечно, возобновление контактов между ними – это естественное стремление Индии. Доказательство тому – участие Пакистана в качестве «страны-партнера» в открывшейся 14 ноября этого года в Нью-Дели ежегодной Международной торговой ярмарке. Но сегодняшнее внутриполитическое развитие Пакистана никак нельзя назвать стабильным и предсказуемым. Уход Мушаррафа с политической арены – это серьезное явление в жизни Пакистана, привыкшего к военным режимам самого разного толка. Я лично не сомневался в наличии у ушедшего президента желания вывести отношения с Индией на более понятный друг другу курс.
В какой степени демократическое руководство Пакистана сможет решить эту задачу, сегодня сказать трудно, поскольку внутренние проблемы Пакистана настолько сложны и привлекают столько внимания политических сил страны, что внешнеполитические аспекты деятельности правительства могут быть сильно подвержены изменениям вследствие развития внутриполитической ситуации. Наверняка, индийскому народу хотелось бы, чтобы демократические силы государства-соседа нашли пути и способы решения всех накопившихся десятилетиями проблем в индийско-пакистанских отношениях. Но сделать это будет, безусловно, нелегко.
Как мне представляется, отдельные шаги нынешнего демократического руководства Пакистана уже в известной степени насторожили индийское правительство, поскольку заявления, принятые пакистанским парламентом по ситуации в индийском штате Джамму и Кашмир, не могли быть расценены индийцами иначе как вмешательство во внутренние дела. К тому же процесс инфильтрации боевиков из пакистанской части Кашмира продолжается и, естественно, вызывает существенную обеспокоенность индийских властей.

- Происходит обострение ситуации в Пакистане и в зоне свободных племен в Афганистане. Более того, произошло вторжение американских подразделений в Белуджистан. Не является ли это признаком эскалации конфликтов, что может привести к дестабилизации ситуации в регионе в целом?
- Безусловно, любые действия иностранных войск на территории Пакистана под прикрытием борьбы против «Аль-Каиды» не могут вызывать чувство удовлетворения у нынешнего пакистанского руководства и местного населения. Военные операции, переносимые с территории Афганистана на территорию Пакистана, не добавляют стабильности последнему. Уже сейчас некоторые политологи говорят о проблеме единства Пакистана, об угрозе его разделения, даже распада. Возможно, территориальную целостность было проще обеспечить в условиях военного режима, когда страна управлялась железной рукой. Сейчас, когда действуют демократические силы, все гораздо сложнее. Эта проблема может оказаться более многослойной, временами менее понятной, а самое главное, более трудной для решения демократическими методами.

- Как вы видите дальнейшее развитие Индии как государства, претендующего на роль одного из центров международной силы в XXI веке?
- Политические амбиции, а правильнее сказать, те внешнеполитические цели, которыми руководствуется индийское правительство, основываются на достаточно прочном фундаменте растущей экономической мощи страны, на все более активном вовлечении Индии в процессы глобализации, более активной роли Индии как государства, подтверждающего принципы международного права как основополагающего закона на международной арене и роль Организации Объединенных Наций как единственного регулятора отношений на сегодняшний день, хотя и недостаточно совершенного, безусловно требующего реформ после более чем полувека существования. Эта позиция Индии предопределяет ее претензии на участие в работе Совета Безопасности ООН на правах его постоянного члена. Поэтому, наверное, индийская политика в ближайшие годы будет выстраиваться именно в этом направлении, в целях превращения в полюс международных сил, фактор влияния на международной арене. Это проявилось и в ответственном подходе Индии к обсуждению на завершившемся в Вашингтоне саммите «двадцатки» проблем переустройства на более справедливой и сбалансированной основе тех международных финансовых институтов, которые до недавнего времени обслуживали глобальные интересы лишь одного, «долларового» полюса, претендующего на право вершить экономические судьбы остального мира.
Вот здесь я вижу потребность Индии в развитии и укреплении стратегического партнерства с нашей страной. Наши внешнеполитические интересы не только все более сближаются, но и все чаще совпадают. И здесь наши естественные интересы делают нас объективными стратегическими партнерами. И я очень рад, что и руководители двух стран, и самые широкие слои населения, и внутриполитические силы самой различной, зачастую даже контрастирующей окраски, понимают потребность в этом партнерстве на многие годы вперед. Поэтому я считаю, что будущее российско-индийских отношений весьма и весьма перспективно. И, безусловно, это будущее сделает жизнь народов двух стран более насыщенной, более, я бы сказал, комфортной и более приспособленной к стремительному развитию событий в XXI веке.

Беседовал Дмитрий ЕРМОЛАЕВ
19.11.2008



 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Baku.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©