НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно. Подробнее »

 
ЕВГЕНИЙ ПРИМАКОВ: СТЕРЕОТИПЫ В ПОЛИТИКЕ ОПАСНЫ
интервью
Вышла в свет новая книга известного ученого, политика и аналитика, президента ТПП РФ Евгения Примакова «Мир без России? К чему ведет политическая близорукость». По своим оценкам и суждениям, историческим откровениям новая работа Евгения Максимовича должна стать настольной книгой для современных политиков. Как и почему произошел «русский ренессанс» на международной арене, о том, как выстраивать дальше национальную внешнюю политику, шел разговор на состоявшейся в редакции «Российской газеты» презентации книги Евгения Примакова, во время которой он ответил на ряд вопросов журналистов, в том числе и специальных корреспондентов «РВ».

- Евгений Максимович, как вы оцениваете современное состояние международных отношений?
- Начну с того, что вряд ли кто-либо сегодня удовлетворен развитием международной ситуации. Но для ее полноценной оценки необходимо отказаться от устоявшихся на Западе мистических стереотипов, которые мешают развиваться международным отношениям.
Во-первых, там распространено убеждение в том, что СССР - одна из супердержав - перестал существовать потому, что проиграл «холодную войну». Это – абсолютно неправильное представление. Ликвидация Советского Союза была вызвана главным образом внутренними причинами – развитием противоречий и субъективными решениями глав РСФСР, Украины и Белоруссии. Сказалось практические отсутствие федерализма, хотя СССР и назывался союзом республик.
Противоречия развивались и в экономической области - советская командно-административная система оказалась абсолютно неадекватной происходящей в мире научно-технической революции.
Были и субъективные моменты. Я в своей книжке пишу, что в руководстве страны тогда существовало понимание необходимости серьезных изменений в государственном устройстве СССР. Михаил Горбачев осознавал это. Но идти на заключение вначале экономического договора с союзными республиками - к чему они были готовы - отложив политический договор до того времени, пока не будет обеспечено единое экономическое пространство, отказывался. А это был реальный путь к сохранению общего государства, в пользу которого высказалось на референдуме преобладающее большинство населения страны. Но ставка Горбачева была сделана на уже подготовленный к подписанию политический договор. Он, как мне кажется, надеялся, что с помощью нового, учитывающего особенности перестроечного периода политического договора удастся сохранить СССР. Однако Ельцин, Кравчук и Шушкевич с необычной легкостью подписали в Беловежской Пуще документ о ликвидации Советского Союза. Это было неожиданно для всей страны, даже для руководства других советских республик.
Сказалась и нерешительность Горбачева. Уверен, что команда Белорусскому военному округу окружить Беловежскую Пущу была бы выполнена. Людей, совершивших государственный переворот, можно было даже не арестовывать, а принудить отказаться от впопыхах составленного документа. Поэтому распад СССР нельзя отнести к категории поражения в «холодной войне». Свидетельство тому и тот факт, что постсоветское пространство не погрузилось в хаос, а ракетно-ядерный потенциал Советского Союза полностью сохранился и был перебазирован на территорию России. Между тем именно опираясь на представление об асимметричности, сложившейся после окончания «холодной войны», Вашингтон заявлял о «неправомерности» тезиса о равноправии Соединенных Штатов с Россией в мировых делах.
Второй миф, который я хочу отметить. Смысл его заключается в том, что якобы после развала СССР мир перешел от двухполярной системы к однополярной. Это не так. Миф об однополярном мироустройстве стал размываться все более ощутимым процессом неравномерности развития различных стран. Как представляется, смертельный удар по этому мифу нанес развернувшийся в 2008 году мировой экономический кризис, перечеркнувший роль США в качестве однополярного финансового центра.
Но не только сам процесс неравномерности, но скорость, которую он сейчас набирает, демонстрируют такие показатели: по годовым темпам прироста национального ВВП в 2007 году Европейский союз обогнал США в 1,5 раза; Китай обгонял США в 6 раз: Индия – в 4 с лишним раза. Это привело к увеличению их доли в приросте мирового ВВП по сравнению с долей США. Одновременно изменилось и место развивающихся стран в системе общемировых финансовых потоков. Раньше они полностью зависели от финансовых вложений из западных стран. Теперь сами превратились в инвесторов, вкладывающих средства по всему миру.
Этот фактор уже вынуждены учитывать в США, где крупные политические деятели и представители финансового мира заявляют о необходимости считаться с фактором многополярного мира. Да и в докризисный период в докладе Национального Совета разведки США прямо отмечалось, что нынешний XXI век является веком Китая и Индии.
Еще один миф, на котором я хочу остановить внимание. В начале 90-х годов на Западе считалось, что Россия должна следовать за США как «ведомая за ведущим». Такого тоже не произошло, свидетельством чему являются достижения России в разных областях за последние годы.
Я надеюсь, что у нас никогда не повторятся события первой половины 90-х годов, когда некоторые считали, что Россия должна любыми путями прорваться в так называемый «цивилизованный мир». Правда, сторонники однополярного мироустройства используют и сегодня в виде аргумента тот факт, что Соединенные Штаты дают импульс развитию глобализации, являясь лидером разработок и освоений новых технологий. Это - бесспорная истина. Но наряду с ней следует сделать и другой вывод - США уж далеко не единоличный лидер.

- Существуют ли мифы уже российского происхождения, которые могли бы стать тормозом в развитии и стабилизации международных отношений?
- Нам необходимо понимать и иметь четкое представление о существующих процессах в реальном мире. Некоторые уверены, что во внешней политике США не произошло никаких изменений после их военного поражения в Ираке. То, что они там потерпели провал, не вызывает никаких сомнений. Очевидно, американцы исходили из того, что иракцы будут приветствовать их как освободителей. На самом деле эти «приветствия» вылились в вооруженное сопротивление. В администрации США считали, что с арестом Саддама Хусейна сократится сопротивление. Этого не произошло, так как против оккупационных сил выступают главным образом не сторонники свергнутого режима, а широкие слои населения, для которых неприемлема иностранная оккупация.
Изменения в политике США, на мой взгляд, сводятся сейчас к тому, что, признавая фактор многополярного мироустройства, они по-прежнему видят себя в этой системе по-прежнему на положении гегемона. Такие суждения базируются на существующей мощи вооруженных сил, экономике, политическом влиянии в мире. США продолжают делать ставку прежде всего на безоговорочную поддержку их политики со стороны союзников, что, кстати, было утеряно во время проведения военной операции в Ираке.
Особенно это проявляется в стремлении США создать свой противоракетный эшелон в Европе. Но дело в том, что после окончания «холодной войны» и прекращения американо-советской конфронтации исчезли многие качественные характеристики сверхдержав. Восточная Европа вообще ушла из-под опеки СССР, а Западной Европе больше не нужен был американский ядерный зонт. В итоге ослабла военно-политическая зависимость западноевропейских союзников США от своего лидера, что неизбежно понизило «блоковую дисциплину». Вот почему была придумана так называемая «иранская угроза», под предлогом борьбы с которой появилась проблематика ПРО в Европе. При этом обратите внимание на то, что речь идет не о натовском эшелоне, а о чисто американском проекте. Да и расширение НАТО на Восток диктуется во многом тем, что США пытаются укрепить свои позиции в этом блоке за счет «новых европейцев», поскольку уже не могут рассчитывать на прочную поддержку своей политики со стороны «старых европейцев».
Второй миф, распространенный у нас, и который не должен устояться, заключается в появившихся суждениях о том, что США - это «бумажный тигр». Сторонники таких суждений исходят из фактора отказа США в поддержке Грузии во время кавказского кризиса. Потом на смену ему пришел глобальный финансовый и экономический кризис, который якобы закрепил «слабую» позицию США. От такой риторики, как мне кажется, необходимо отказаться. США - это не «бумажный тигр».
Упомяну о еще одном стереотипе. Речь идет о призывах к односторонней ориентации российской внешней политики только на Европу, поскольку у нас, мол, получался диалог с президентом Франции Шираком и с канцлером Германии Шредером. Конечно, внешняя политика такой страны как Россия должна носить диверсифицированный характер, но она не предполагает ориентацию только на одну Европу. Кстати, во время недавнего «газового кризиса» с Украиной мы не получили той поддержки от Европы, на которую рассчитывали. Конечно, если исключить европейский контекст во взаимоотношениях России с Украиной, то наша позиция по газу была совершенно справедливой. Тем не менее Европа отказалась признавать нашу правоту. Вспомните, для разрешения проблемы газа мы пригласили на саммит в Москву лидеров всех заинтересованных государств Европы. Но Европу, как выясняется, на должном уровне представлял только один президент Армении. Это факт нуждается в самом серьезном анализе со стороны власти.
И еще один очередной стереотип, нуждающийся в оценке. Выясняется, что на постсоветском пространстве, особенно в СНГ, мы не всегда находим поддержку, и за нее приходится серьезно бороться. СНГ - чрезвычайно огромная ценность для России, которую нельзя игнорировать. Но для этого необходимо вести равноправный диалог, не допускать того, когда наши партнеры по СНГ узнают о тех или иных важных внешнеполитических решениях России только из сообщений радио и телевидения.

- В США к власти пришла новая администрация Демократической партии, возглавляемая Бараком Обамой. Открывает ли это новые благоприятные возможности для налаживания диалога России с США?
- Я опять о тенденции, просматриваемой в российской печати, относительно негативного восприятия «сигналов», посылаемых в адрес России новой американской администрацией. Почему-то утверждается, что новый президент США Барак Обама будет продолжать политику Джорджа Буша. Подобные суждения я отношу к категории неперспективных. Нам необходимо использовать для налаживания диалога с США фактор появления в этой стране новой политической силы. Необходимо вступать в диалог с Белым домом, хотя могу сказать по опыту, что это чрезвычайно сложное дело.
Давайте обратим внимание на следующее. Некоторые в России критикуют сейчас окружение Барака Обамы. Но посмотрите, он не взял в свою администрацию ни одного «неокона», которые делали политику при Буше.
Приведет ли политику США 44-й президент этой страны в соответствие с реалиями многополярного мира, при понимании, что один из его полюсов является Россия, покажет, конечно, время. Без сомнения, многое будет зависеть от направления мирового развития на ближайший период, в том числе и от условий, благоприятствующих или мешающих нейтрализации общих угроз и вызовов, с которыми необходимо бороться сообща. Не все тут зависит от США. Значительная мера ответственности ложится на плечи других основных игроков на международной арене, видное место среди которых принадлежит, конечно, России.

Станислав ТАРАСОВ, Дмитрий ЕРМОЛАЕВ
28.01.2009

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Baku.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©