НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно. Подробнее »

 
НА ОСТРИЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ АТАКИ
В середине 1946 года служба иновещания государственного радиокомитета СССР получила предписание расширить вещание на языках народов Ирана и Турции. Технически сделать это было не сложно, так как еще с 1938 года в распоряжении Пятницкой находился мощный коротковолновый передатчик, обеспечивающий покрытие сигналом из Москвы пяти континентов. Да и опыта было не занимать: в годы Великой Отечественной войны Москва вела передачи на греческом, турецком, персидском языках, вела вещание на Индию, страны Ближнего Востока, Китай, Японию.
Более того, учитывая общие союзнические интересы в годы борьбы с гитлеровским фашизмом, американская радиовещательная компания «Нэшнл бродкастинг компани» организовывала передачи Московского радио для США, которые ретранслировались 96 американскими станциями. Кстати, именно последний факт стал поводом для решения Би-би-си начать вещание на Советский Союз. Что, правда, впоследствии стало одним их «полей» развернувшегося информационного противостояния в эфире.

Балансирование на грани войны
12 марта 1947 года президент Соединенных Штатов Гарри Трумэн сформулировал первый практический шаг в политике, которая называлась «сдерживанием коммунизма». Этот практический шаг, известный как «доктрина Трумэна», состоял в том, чтобы немедленно оказать экономическую и военную помощь Греции и Турции, которым, по мнению американского руководства, угрожала советская экспансия.
Формальным поводом для такого вывода являлось то, что, например, к Турции Сталин предъявил территориальные требования - отдать провинции Карс и Ардаган. Великобритания тогда заявила, что не имеет сил и средств для поддержки средиземноморских стран, которые без этой поддержки «станут добычей Советского Союза».
Турция формально не принадлежала к числу союзников фашистской Германии. Тем не менее СССР на протяжении всей Великой Отечественной войны рассматривал южного соседа как потенциального противника. Показательно, что германо-турецкий договор о дружбе и сотрудничестве был подписан 18 июня 1941 года – за 4 дня до нападения на СССР. Пропуск Турцией через Дарданеллы-Босфор германских и итальянских военно-морских сил в июне 1941 года в Черное море, а в 1944-м – в обратном направлении также до предела обострил взаимоотношения СССР и Турции. Сталин готовил планы послевоенного устройства миропорядка.
В апреле 1945-го СССР денонсировал советско-турецкий договор 1931 года о ненападении и нейтралитете и перестал юридически признавать существовавшую на тот момент советско-турецкую границу. Затем Сталин официально заявил на Потсдамской конференции, что Турция должна вернуть Армении и Грузии их «исторические территории», захваченные в период военно-политической слабости Советской России.
Кроме того, СССР потребовал международного контроля за маршрутом Босфор – Мраморное море – Дарданеллы и поддержал претензии Греции на центрально- и южноэгейские острова (бывшая итальянская колония Додеканес).
В конце 1946 года Москва и Анкара быстро приближались к военному конфликту. СССР стянул к турецкой границе несколько десятков дивизий, а в Румынии и Болгарии были укреплены советские военно-морские базы.
Одновременно СССР задержал вывод своих войск из Северного Ирана. Более того, при прямой поддержке Москвы в Северном Иране – точно так же, как в странах Восточной Европы - были созданы народно-демократическое государство Южного Азербайджана и Народная Республика Курдистан. Информационным обеспечением этих операций и занимались специалисты иновещания на Пятницкой.
События тогда развивались по нарастающей. 4 марта 1946 года 15 советских бронебригад вошли в Азербайджанскую провинцию. 4 марта в Махаббаде Курдская республика объявила об автономии курдов, живущих в южной части Турции. Это была демонстрация заявленного масштаба перекройки территорий Ирана и Турции. 6 марта командующий Прибалтийским военным округом Иван Баграмян с группой высокопоставленных советских командиров прибыл в Тебриз.
Вслед за этим Грузия официально объявила о своих претензиях на северо-восточные территории Турции, включая Трабзонский залив и черноморское побережье. Движение тяжелой бронетехники сопровождалось дипломатическим давлением на Анкару и Тегеран, а также беспорядками в Греции, Азербайджане, Иранском Курдистане. При наличии мощных советских армейских группировок на двух флангах Турции дипломатическое давление на Анкару приобрело жесткий характер.
В США были серьезно встревожены. 4 марта президент США Трумэн принял госсекретаря Бирнса с целью обсудить политику СССР в отношении Ирана и Турции, а также в азербайджанском вопросе. Бирнс послал Сталину ноту, которую через день временный поверенный в делах США в Москве Джордж Кеннан вручил Молотову.
Но советская сторона никак прореагировала на это. И только после этого 5 марта 1946 года марта экс-премьер Великобритании Черчилль произнес в Вестминстерском колледже города Фултон свою знаменитую речь.
В разгар военной подготовки в Южном Азербайджане 15 марта ТАСС выступил с заявлением, которое в первую очередь транслировала служба иновещания. В нем отмечалось: «Американская пресса опубликовала заявление Государственного департамента США о том, что Советские войсковые соединения двигаются на Тегеран и вдоль западных границ Ирана. ТАСС уполномочен заявить, что все это не соответствует действительности». В этот день Генеральный Секретарь ООН Трюгве Ли принял посла Гусейна Ала, который вручил обращение Ирана с просьбой вынести на обсуждение в Совете Безопасности вопрос об ирано-советских противоречиях.
20 марта премьер-министр Ирана Ахмед Кавам принял нового посла СССР в Тегеране Ивана Садчикова, который представал предложения, содержащие уступки по поводу вывода советских войск и нефтяных концессий. Обращение Ирана в Совет Безопасности, поставки в Южный Азербайджан тяжелой военной техники, оружия и снаряжений создали в Тегеране нервозную обстановку. Начали ходить слухи, что шах и премьер собираются покинуть столицу, не исключалась возможность захвата Тегерана русскими.
Информационное наступление шло и на турецком направлении. В советской прессе в апреле 1946-го, когда отмечалась 31-я годовщина турецкого геноцида армян, началась кампания в поддержку «справедливых требований армянского народа», подразумевавшая предстоящее признание Советским Союзом геноцида армян в Турции.
Но дело было не только в этом. Иосиф Сталин изучал сценарий развала Турции: расширение за счет «спорных территорий» Восточной Анатолии Грузии и Армении, создание государства Курдистан, что само по себе ставило под сомнение и территориальную целостность не только Ирана.
В тот же период были установлены постоянные контакты с курдскими партизанами в Турции и даже с зарубежной антибольшевистской партией армянских националистов «Дашнакцутюн», имевшей свои подпольные структуры на северо-востоке Турции.

Итог противостояния
Однако в 1947 году в ситуацию активно вмешались США. Они быстро разместили на турецкой территории, вблизи советских границ, свои военные и разведывательные базы. Еще раньше Гарри Трумэн отказался выполнять обещания, данные Сталину Рузвельтом, о размещении советских баз на ливийской и турецкой территории. В этот же период конфликт СССР с титовской Югославией - факт не случайный - ослабил позиции Сталина на южном направлении, что также не могло не отразиться на «курдском проекте». Вывод советских войск из Ирана в январе 1948 года еще более усугубил ситуацию.
Сегодня очевидно, что сталинское руководство, понимая, что у США имеется ядерное оружие, не рискнуло вести в тот момент серьезную геополитическую игру на Ближнем Востоке. Первым признаком этого явилось то, что в Москве на Пятницкой улице к началу 1950-х годов стало сокращаться радиовещание на Иран и Турцию.
У Советского Союза не было ядерного оружия, поэтому, как только Сталин оказался перед возможностью возникновения военного конфликта, он пошел на попятную. 24 марта Сталин и начальник Генштаба Советской Армии Антонов направили Командующему войсками Бакинского военного округа приказ:
«1. Приступить к выводу всех войск, учреждений и складов 4-й Армии из Ирана для занятия мест постоянной дислокации на территории Бакинского Военного Округа.
2. Вывод войск начать 24 марта и полностью его закончить не позднее 30 апреля - 10 мая сего года».
26 марта ТАСС заявил о выводе советских войск. В заявлении говорилось: «Отвод находящихся в Иране советских войск из районов Мешхеда, Шахруда, Семиана, начатый 2 марта 1946 года, уже закончен. По договоренности с иранским правительством эвакуация остальных советских войск началась 24 марта. Советское командование в Иране рассчитывает, что полная эвакуация советских войск из Ирана может быть закончена в течение пяти-шести недель, если не произойдет чего-либо непредвиденного». Излишне говорить, что иранская сторона представления не имела о договоренности, на которую ссылалось советское телеграфное агентство - это экстренное решение было принято под давлением Вашингтона.
Советские представители сознавали, что армия Иранского Азербайджана, предоставленная своим собственным силам, столкновения с войсками шаха не выдержит. Рассматривалась возможность подкрепления армии «добровольцами» из Советского Азербайджана. Но на стойкое сопротивление никто не рассчитывал, и Москва дала установку на эвакуацию «своих людей» в Советский Союз. Директива Кремля гласила: «Бой с войсками шаха не принимать. Всех верных сторонников правительства Пишевари, которым угрожает расправа, перебросить в СССР через Джульфу Иранскую».
Там в течение трех дней обеспечивалась «открытая граница», то есть переход без соблюдения пограничных формальностей . 11 декабря 1946 года на чрезвычайном заседании провинциального энджумена Иранского Азербайджана (выборного органа местного самоуправления) было принято решение не оказывать сопротивления шахским войскам. В декабре 1946 года в новое государство были введены иранские войска. 6 октября 1947 года Иран заключил соглашение с США о военной помощи в целях увеличения боеспособности иранской армии. Так Сталин проиграл первую битву «холодной войны», которая началась в Иранском Азербайджане.
Осенью 1951-го ВМФ США и Великобритании получили право использовать в случае угрозы безопасности Турции и обороноспособности НАТО турецкие порты на Черном море. Однако Анкара понимала, что Иосиф Сталин при других условиях и обстоятельствах может вернуться к своему плану (заметим в скобках, что он реально существовал вплоть до начала 60-х годов прошлого века). Поэтому Анкара требовала от США дополнительных гарантий безопасности, которые и были даны ей весной 1952 года, когда Турция вступила в НАТО. После смерти Сталина «курдский проект» был надолго законсервирован Советским Союзом. Уже в мае 1953 года Москва объявила о признании советско-турецкой границы, а впоследствии Никита Хрущев лично извинился перед послом Турции в СССР за «сталинские несправедливости».

04.03.2009     

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Baku.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©