НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно. Подробнее »

 
СОВСЕМ ОДИН
президент Грузии начал заигрывать с Россией «от одиночества»
На днях президент Грузии Михаил Саакашвили выступил со скандальной речью перед студентами столичных вузов в созданном им в Тбилиси Музее так называемой советской оккупации.
«Мы готовы к тому, чтобы встретиться с Россией на поле битвы, но это не означает, что мы не желаем искать политические пути решения проблем, - говорил лидер Грузии. - Мы не хотим разорванных дипломатических отношений с Россией. Мы хотим, чтобы работали посольства и в Тбилиси, и в Москве. Нашим народам это очень нужно. Но мы не смиримся, чтобы на территории Грузии функционировали три посольства России – в Цхинвали, в Сухуми, и в Тбилиси. Грузия готова к диалогу с Россией на тех условиях, когда РФ в Грузию придет не как оккупант, а как добрый сосед. Русский народ мы никогда не считали врагом». При этом Саакашвили заметил, что Грузии, в отличие от предыдущих лет, оккупация не грозит. По его словам, страна имеет огромную международную поддержку и «стоит на ногах».
Противоречия заявлений Саакашвили состоят в том, что именно Грузия, а не Россия выступила инициатором разрыва дипломатических отношений. Москва даже в условиях ведения боевых действий не прекращала, например, поставку со своей территории в эту страну энергоресурсов. Что же касается так называемой «русской оккупации», то Саакашвили, кажется, стал понимать: Россия не собиралась и не собирается «оккупировать» историческую территорию Грузии. Кремль до самого последнего момента воздерживался от признания независимости Южной Осетии и Абхазии. Подтолкнули ее к этому авантюристические военные действия самого Тбилиси.
Тогда в чем же дело и почему сейчас лидеру Грузии неуютно в желаемом им общении с Западом без России? А дело в том, что военный конфликт с Россией, в результате которого Грузия потеряла Южную Осетию и Абхазию, заметно изменил международный имидж Грузии. С режима Саакашвили быстро слетел ореол «единственного кавказского демократа», у него стало проявляться чувство «политического одиночества», которое постепенно перерастает в осознание политического краха. Если раньше в мире еще как-то реагировали на антироссийские выпады Саакашвили, то теперь этому миру не до «интересов» Тбилиси.
Точно так же как Москву мало волнуют заботы нынешнего Тбилиси. Даже выпады против Саакашвили легально существующей грузинской оппозиции с расчетом на «московское эхо» воспринимаются в Кремле не более чем с «академическим интересом».
Международный секретарь Лейбористской партии Грузии, профессор Нестан Киртадзе считает, что если бы власти Грузии четко осмыслили необходимость конструктивных отношений с Россией, определенных международным правовым документом – рамочным договором, который регулирует отношения двух суверенных государств, то никакой открытой военной конфронтации между странами никогда не случилось бы. Но в результате преступных действий нынешнего руководства Грузии, на ее территории образовались два независимых государства. Фактом стало то, что они де-юре считаются признанными. И если не будет начат процесс восстановления дипломатических отношений с Россией, основанных на учете интересов двух стран, то, как прогнозирует Киртадзе, «грузинам не только придется распрощаться с территориальной целостностью Грузии, но и – что совершенно не исключено – столкнуться с реальностью продолжения процесса распада страны».
Независимый российский политолог Олег Морозов уверен, что августовский кризис вызвал тектонические подвижки в грузинской элите, как зримые, так и до поры скрытые. В настоящее время силы оппозиции пытаются списать «все грехи только на Саакашвили».
Допустим, что, например, Нино Бурджанадзе или экс-послу Грузии в ООН Аласании удастся вывести грузин на улицы Тбилиси 9 апреля, в двадцатую годовщину разгона тбилисского митинга. И предположим, что Саакашвили подаст в отставку, как к тому его призывают. Что дальше? Выясняется, что в планы Бурджанадзе и Аласании входит продолжение прежнего внешнеполитического курса Тбилиси, стремление через организацию давления на Россию со стороны Запада решать проблемы территориальной целостности страны. Но это ничего не даст ни самой Бурджанадзе, ни другим лидерам аналогично мыслящей грузинской политической элиты.
Это невозможно даже при условии восстановления дипломатических отношений между двумя странами. Грузия вынуждена будет рано или поздно признать факт существования независимых Южной Осетии и Абхазии.
Что же касается президента Саакашвили, то он получил то, что желал: теперь у него нет верной толпы и «компромиссной элиты». Остался только далекий «хозяин» из Белого дома. Поэтому у него и сохраняется пока всех устраивающая политическая перспектива.

Ираклий ГЕЛАШВИЛИ
04.03.2009

     

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Baku.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©