НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно. Подробнее »

 
«КУРДСКИЙ ПРОЕКТ»
как Сталин с Барзани дружил
Президент Турции Абдуллах Гюль прибыл с визитом в Ирак, где обсудит проблему борьбы с курдскими сепаратистами и вопросы укрепления двусторонних отношений. Это первая за 33 года официальная поездка главы республики в соседнюю страну. Анкара помнит историю.
Турция всегда очень чувствительно реагировала на курдскую проблему. На сей раз, как сообщают мировые агентства, она стремится заручиться эффективной поддержкой иракской стороны в деле борьбы с курдскими боевиками и ожидает от Багдада конкретных шагов в этом направлении. И вот почему.
Когда новый президент США Барак Обама заявил, что планирует к концу 2010 года сократить группировку США в Ираке, Анкара забеспокоилась. Известно, что боевые силы западных союзников планируется перебросить в Афганистан. Этого момента может ждать так называемое «иракское сопротивление», которое способно открыть наряду с афганским «второй фронт» в Ираке. Если такое произойдет, то новый виток военной конфронтации окончательно расколет Ирак на три части: лояльный оккупационным силам север, который населен курдами, суннитский центр и шиитский юг.
Как предполагает в этой связи генерал-полковник, президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов, турецкий Генштаб давно выражает беспокойство относительно того, что события и обстоятельства в Ираке станут складываться таким образом, что Курдистан с помощью США получит реальный шанс стать самостоятельным государством.
Действительно, с помощью Запада на севере Ирака уже создана военная инфраструктура, включая две авиационные базы, есть курдская армия и полиция. Но проблема в том, что в случае если раскол Ирака станет геополитическим фактом, то события в регионе Ближнего Востока - и не только там - могут развиваться уже «по сталинскому сценарию». Не случайно, как свидетельствуют многие косвенные признаки, в американских «исследовательских центрах» резко возрос интерес к изучению политики Сталина в отношении Турции после Второй мировой войны.

Курдская «карта» в руках Кремля
9 сентября 2007 года в журнале Most, издаваемом российско-турецкой ассоциацией дружбы и предпринимательства, появилось сенсационное сообщение. Авторы публикации утверждали, что в 1910 году Сталин через Батуми пробрался в Анатолию и проживал там под фамилией Берияшвили. Правда, историки пока не получили документального подтверждения этого факта. Но они не сомневаются, что Сталин блестяще разбирался в политической ситуации в этом регионе мира, умел разыгрывать там самые немыслимые геополитические комбинации.
Первый раз это ему удалось сделать - правда, не до конца - с основателем Турецкой республики Мустафой Кемалем. Во второй раз нечто подобное готовилось им уже после окончания Второй мировой войны.
После нападения Гитлера на СССР 21 июня 1941 года, как пишет историк Артур Багиров, Сталин не доверял формально провозглашенному Анкарой «нейтралитету». На границе с советским Закавказьем Турция держала в постоянном режиме около 30-ти военных дивизий, что вынуждало советское командование перевести в Закавказье кавалерийский корпус, усиленный стрелковой дивизией и танковой бригадой. Угроза со стороны Турции стала еще более реальной летом 1942 года, когда германская армия стремительно приближалась к Каспийскому морю, угрожая отрезать Кавказ и Закавказье от остальной части СССР. Возможность успешной обороны Кавказа обеспечивалась тогда оккупацией северного Ирана. Через Иран для защиты Кавказа перебрасывались войска из Средней Азии. Через Иран также шла военная помощь из США и Великобритании.
После окончания войны Советская армия не покинула северные иранские провинции, населенные в основном азербайджанцами и курдами. Сталин решил приступить к выполнению первой фазы давно задуманной им геополитической комбинации: в пограничных районах Ирана появилось два новых государства - автономная демократическая республика Азербайджан и республика Курдистан. Правительства в этих республиках формировались из членов иранской компартии и курдской рабочей партии.
В первом случае вырисовывалась перспектива объединения «двух Азербайджанов» в единое государство. Во втором - создание Курдистана с включением в него части территории Ирана, Ирака и Сирии. Как пишет в своих мемуарах Павел Судоплатов, «с помощью курдов мы могли надолго вывести из строя нефтепромыслы в Ираке (Мосул), имевшие тогда исключительно важное значение в снабжении нефтепродуктами всей англо-американской военной группировки на Ближнем Востоке и в Средиземноморье». И не только это. По мнению Судоплатова, разработанный план заключался в том, чтобы сформировать из курдов специальную бригаду - полторы тысячи человек - для диверсионных операций на Ближнем Востоке. Ее можно было использовать и для намечавшегося свержения правительства Нури Сайда в Багдаде, что серьезно подорвало бы влияние англичан во всем ближневосточном регионе, вывело бы из строя нефтепроводы на территории Ирака, Ирана и Сирии в случае вспышки военных действий или прямой угрозы ядерного нападения на СССР. Причем тогдашний лидер иракских курдов Барзани согласился подписать соглашение о сотрудничестве с советским правительством, в обмен на гарантии содействия в создании Курдской республики.
Кстати, идея Сталина по созданию «Большого Азербайджана» активно поддерживал руководитель компартии Азербайджана Мирджафар Багиров. Однако Сталин, как сообщает Павел Судоплатов, вскоре отказался от «азербайджанского проекта». В этой связи некоторые историки считают, что решающую роль в этом сыграла позиция Запада, в частности, жалобы Ирана в Совете Безопасности. Дело было, видимо, в другом.
Глава СССР не решился создавать на южных границах СССР единый «тюркский пояс».
Выводимые из Ирана советские боевые части концентрировали на границе СССР с Турцией в Нахичеванской области и в Армении и Грузии. Началось выселение турок-месхетинцев из Грузии и депортация их в Среднюю Азию. Одновременно была декларирована возможность репатриации армянской диаспоры со всего мира в Советскую Армению. Эту акцию в Турции рассматривали как подготовку к возможной попытке СССР потребовать возвращения Армении и Грузии тех территорий, прежде всего районов Карса, ЗЗЭрзрума, Ардагана и Арарата, которые были захвачены Турцией в войне 1918 - 1920 годов против тогда еще независимых Армении и Грузии.
В декабре 1946 года правительство Ирана, при поддержке со стороны США и Великобритании, ввело свою армию в северные районы и ликвидировало здесь сепаратистские режимы азербайджанцев и курдов. Однако по большому счету для Сталина «иранский плацдарм» не представлял заметной ценности. Его больше беспокоила «Доктрина Трумэна», которая предоставляла военные гарантии Турции в случае войны с СССР. В ответ Сталин решил разыграть «карту» южных арабских территорий вкупе с идеей поддержки создания государства Израиль. По его замыслу, именно союз Израиля с Курдистаном мог изменить соотношение сил в регионе всего Ближнего Востока.
Но произошло нечто не предполагаемое кремлевскими стратегами. Израиль как государство, обязанный во многом именно СССР в воссоздании своей государственности на Ближнем Востоке, отказался следовать в фарватере советской геополитики. В результате стал «проваливаться» и курдский проект. В 1948 году военные отряды Мустафы Барзани были передислоцированы из Ирака через Иран сначала в Азербайджан, а затем в Узбекистан. Вместо обещанного государства на Ближнем Востоке СССР решил создать на своей территории Курдский национально-автономный округ.
Но глава Азербайджана Мирджафар Багиров понимал, что Сталин пытается расселить в Азербайджане курдов, дабы ослабить потенциальные возможности азербайджанцев в осуществлении набиравшей силу идеи «Великого Азербайджана». Поэтому Багиров, который поддерживал в 1946 году политику переселения курдов в Азербайджан, в 1947 – 1948 годах стал активно высылать их в Среднюю Азию, где они влачили нищенское существование.
Курды до сих пор не без основания уверены в том, что все гонения против них являлись заранее продуманной операцией. Правда, некоторые современные курдские историки считают, что якобы Багиров имел личную неприязнь к Барзани, интриговал против него в Кремле, очернил его в глазах Сталина и Берии. Этот период в истории курдов, когда они попытались с опорой на СССР создать свое государство на Ближнем Востоке, видимо, настолько наложил отпечаток в их национальной памяти, что впоследствии, во время встречи с Хрущевым, Барзани шутя говорил: «Мне пришлось бороться против пяти государств». «Каких?» - спросил Хрущев. «Ирака, Ирана, Турции, Азербайджана и Узбекистана».
Но все, как свидетельствует некоторые рассекреченные недавно документы, было гораздо сложнее. Даже воспоминания П. Судоплатова, которые рисуют совершенно иную картину, изобилуют многими подробностями, нельзя полностью принимать на веру. Фактом остается то, что Сталин действительно «играл» по-крупному. Даже когда стала осуществляться идея перевода курдов с Кавказа в Среднюю Азию, он считал это временным явлением, был уверен в «будущей востребованности курдского проекта». Поэтому нет оснований утверждать, как это делают сейчас многие современные историки, что якобы в 1949-1950-х годах «произошло охлаждение интересов Москвы к Ближнему Востоку». Сталин ждал момента достижения ядерного паритета и не рисковал началом широкой конфронтацией с Западом «из-за Турции».
Но вот что пишет Павел Судоплатов в своих воспоминаниях: »...Я ... находился в кабинете Юсупова ... поскольку я пришел к нему с просьбой о расселении трех тысяч курдов, бежавших из Ирана в Азербайджан во главе с Барзани. Было крайне опасно оставлять их на Кавказе, и руководство решило переселить курдов в Узбекистан....». Курды действительно готовили вооруженное выступление в Азербайджане. Они поняли, что оказались в роли «разменной карты» в «большой игре» Сталина.
К тому же в 1947 году в ситуацию вмешались США. Они разместили на турецкой территории свои военные и разведывательные базы. Еще раньше Гарри Трумэн отказался выполнять обещания, данные Сталину Рузвельтом, о размещении советских баз на ливийской и турецкой территории. Осенью 1951 года ВМФ США и Великобритании получили право использовать турецкие порты на Черном море в случае угрозы безопасности Турции и обороноспособности НАТО. Весной 1952 года Турция вступила в НАТО.

Эпилог 1953 года
После смерти Сталина «курдский проект» был надолго законсервирован, но не забыт Советским Союзом. Михаил Суслов, которому потом поручили заниматься курдским вопросом, обещал Барзани всестороннюю поддержку в борьбе за автономию только ради того, чтобы с помощью курдов свергнуть Нури Саида в Ираке.
Со своей стороны, США также обещали Барзани поддержку, чтобы с его же помощью свергнуть проанглийское руководство в Ираке и заменить его своими ставленниками. Судьбой курдов продолжали играть, как в восточные нарды.
В мае 1953 года Москва объявила о признании советско-турецкой границы, а впоследствии Никита Хрущев лично извинился перед послом Турции в СССР за «сталинские несправедливости». «Барзани был достаточно умен, чтобы понять: будущее курдов зависит от того, насколько эффективно им удастся сыграть на противоречиях между сверхдержавами, имеющими свои интересы на Ближнем Востоке, - напишет Павел Судоплатов. - Бросая ретроспективный взгляд, видишь, что сверхдержавы вовсе не стремились к справедливому решению курдской проблемы. Судьбу Курдистана с точки зрения его интересов никогда не рассматривали в Кремле, как впрочем и в Лондоне, и в Вашингтоне».
Конечно, история не приемлет сослагательного наклонения. Но правда и в том, что события имеют свойства своеобразно повторяться на ином историческом витке.

Станислав ТАРАСОВ, Дмитрий ЕРМОЛАЕВ
25.03.2009


 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Baku.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©