НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно. Подробнее »

 
Свет и тени партии "Муссават"
Каждая эпоха переписывает "под себя" историю. В большей степени это сегодня характерно для бывших советских республик, которые усматривают национальную идею и сам процесс своей новой национальной идентификации "в борьбе за освобождение от русского владычества". Но это не получается, поскольку появляются сложности в исторической оценке тех национальных партий и политических движений, которые в силу определенных обстоятельств оказались во главе появившихся после развала Российской империи в 1917 году новых государственных образований. Типичный пример тому - азербайджанская партия "Муссават" ("Равенство"), заклейменная Иосифом Сталиным как "националистическая тюркская партия буржуазии, помещиков, ханов и реакционного духовенства". В то же время политические лидеры других партий в Закавказье, да и в России, называли эту партию " загадочной".

Где родина пантюркизма?

Российская империя являлась многонациональным и многоконфессиональным государством. Наиболее заметной частью населения являлась та, которую царская этнография именовала обобщающим термином "мусульмане", беря на основу не этнический фактор, а принадлежность к вере. Хотя уже к середине 19-го века для петербургских политиков было очевидно, что "мусульмане" России не представляют собой единую этнокультурную общность.

Русско-турецкие войны 19-го века, когда Стамбул предпринимал попытки экспортировать идеи панисламизма на территорию Российской империи с целью ее подрыва изнутри, показал невосприимчивость к ним подавляющей части мусульман империи. Историки, работающие с архивными документами той эпохи, знакомы с различными отчетами губернских властей о " состоянии местного мусульманства". Документы отмечали только отдельные факты проявления солидарности с идеями панисламизма.

Однако отчеты охранных отделений, аналитические справки - некоторые из них можно до сих пор считать образцовыми - фиксировали важную особенность. В период бурного развития капитализма в России с середины 19-го века заметно активизировался процесс дифференциации российского мусульманства в сторону национальной идентификации в целом, и "тюркизма" - в частности. Проявилось это, в первую очередь, в России в среде российской татарской интеллигенции. Наиболее ярко это нашло отражение в деятельности известного крымско-татарского просветителя Исмаила Гаспринского (1851-1914).

Он считал благом совместное проживание на евразийском пространстве христиан и мусульман. Что же касается границ тюрко-татарской общности, то Гаспринский очерчивал их достаточно широко: "Племя это разбросано на громадных просторах Европейской и Азиатской России и во многих местах смешано с русским или иным населением. Однако, имея особые и прочные религиозно-бытовые условия жизни, оно представляется нам довольно крупной единицей среди народностей нашего обширного отечества, и судьбы ее заслуживают, мне кажется, серьезного внимания общества и государства".

Любопытно, что о "намеках" Гаспринского геополитического направления тогда не говорили вслух. Но на них стоит остановить внимание. По мысли Гаспринского, если русская буржуазия в лице лидеров крупных политических партий вынашивает мистическую идею захвата Константинополя (Стамбула), то российские тюрки должны сотрудничать с царским правительством. Парадокс заключается именно в том, что для обширной и многонациональной Османской империи, где правили тюрки-османы, опасно было поднимать пантюркизм в качестве интегрирующей государственной идеологии. В этой связи Гаспринский как бы подсказывал власти, как и в каком направлении действовать для достижения намеченной цели, ведь в случае развала "больного Европы" - Османской империи - встанет проблема управления новыми территориями с компактным проживанием тюрок. Их можно объединить в "Великий Туран" в составе единого государства под покровительством "исторической России". Поэтому российские тюрки-мусульмане на данном этапе должны добиваться проведения необходимых реформ в области образования, модернизация образа жизни. Не более того.

Не все тогда в Петербурге разделяли такие воззрения, хотя в отношении лидеров мусульманского движения охранка практически не проводила каких-либо операций репрессивного свойства. Пример тому - отчет агента русской разведки с первого всемирного конгресса тюрок-мусульман, состоявшегося в Токио в 1905 году. " Русские депутаты говорили от имени 20 миллионов тюрок-мусульман Российской империи, которую они называют преемницей бывшей татарской державы "Золотой Орды", - говорится в отчете. - На съезде принято решение усилить просветительскую работу среди мусульман в России".

"Большая игра" охранки

Вскоре в секретных инструкциях, разосланных из Петербурга по охранным отделениях губерний, где компактно проживали мусульмане, рекомендовалось начать операцию "Расщепление". В ответ Тифлисское охранное управление, например, уведомляло "центр", что "кавказские татары в отличие от политически активных армян и грузин, имеющих оформленные политические партии, пребывают в сонном состоянии". В этой связи из Тифлиса рекомендовали Петербургу начать все сверху".

Сегодня многие азербайджанские историки о начале этого "процесса" пишут следующем образом: " 8 апреля 1905 года на квартире отца политического движения российских мусульман Габдеррашида Ибрагима в Петербурге собрались Гаяз Максудов, Ибниамин Ахтямов из Уфы, Ахмед Агаев, Али-Мардан Топчибашев, Али Хусаинзаде (все трое из Баку). Они приняли решение о создании единого Духовного управления для всех мусульман России. Этой проблемой должен был заняться единый политический центр". Внесем только небольшую поправку. Приведенная цитата почти слово в слово повторяет отчет об этом петербургском мероприятии агента Петербургского охранного отделения, который принадлежал чуть не к числу главных инициаторов собрания.

Более того, выясняется, что свой сценарий действий в отношении российских мусульманских общественных организаций имело и Московское охранное отделение, которое тогда возглавлял Н.С. Бердяев. На сайте Духовного управления мусульман Нижегородской области, например, рассказывается, как в Нижнем Новгороде 15 августа 1905 года "тайно" проходил Первый съезд мусульман России. Утверждается, что губернатор города якобы не разрешил этот форум. Но "выход из этого тупика" был найден Р.Ибрагимом, который арендовал пароход "Густав Струве" якобы для прогулки, а губернатору местное охранное отделение "рекомендовало не обращать внимания".

В работе "съезда на пароходе" участвовали 150 человек: тюркские просветители, религиозные деятели и просто состоятельные люди с Кавказа, Крыма, из Казани, Туркестана, Урала, Сибири. Проходил он, как и следовало ожидать, под председательством И. Гаспринского. В его выступлении, как и в речи известного бакинского публициста А.М. Топчибашева, звучала мысль о необходимости образования политической партии, способной объединить всех мусульман России - "Иттифак аль-муслимин". Тогда ее программу разработали только в общих чертах. В окончательной редакции она была уже представлена на втором съезде мусульман, под самым носом охранки в январе 1906 года в Петербурге. Манифест 17 октября 1905 года разрешал образование партий. Но тут получился "сбой": между А.-М. Топчибашевым и А. Агаевым произошел конфликт. "Неожиданно" азербайджанский "олигарх" Иса-бей Ашурбеков предложил Агаеву возглавить редакцию газеты газету "Иршад" ("Путеводитель"). Поэтому не является случайным появление именно на страницах этой газеты публикации будущего лидера партии "Мусават", Мамед Эммина Расулзаде и большевика, затем главы советского Азербайджана Наримана Нариманова. Они оба в 1904 году основали мусульманскую социал-демократическую организацию "Гуммет", бывшую автономной частью РСДРП. А во время революции 1905 года Расулзаде активно сотрудничал с кавказскими большевиками - Сталиным, Наримановым, Азизбековым, Микояном, Орджоникидзе. ( Заметим в скобках, что американский историк А. Зенковский утверждает, что все названные лица выполняли тогда в Иране задание царской военной разведки).

Выход на сцену

Подготовка к Первой мировой войне началась задолго до ее официального начала и "экзотического" предлога - убийства 1 августа 1914 года наследника австро-венгерского престола Франца Фердинанда. Уже давно в Генштабах стран участников противостоящих коалиций расписывались самые невероятные сценарии возможного развития событий, вплоть до развала Османской империи. В это время в недрах царской военной разведки родился план "экспорта" из России в Османскую империю уже достаточно хорошо разработанных доктрин пантюркизма. В 1912 году, когда у народов огромной Османской империи стали появляться национальные партии и движения (в Албании, среди арабских народов) настал черед выхода на сцену и "чисто" азербайджанской политической партии "Муссават". Она провела свой съезд и приняла первую "расплывчатую" политическую программу, в которой, как и следовало ожидать, содержался "геополитический тезис" с пантюркистским уклоном. Так что основателями этой партии М. Э. Расул-Заде, Г. Р. Шариф-Заде, А. К. Кязим-Заде, К. В. Микаилова можно считать только условно.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что в период Первой мировой войны муссаватисты поддерживали политику царизма. Например, лидер муссаватистов М. Э. Расул-Заде писал в газете "Ачыг сез" ("Открытое слово"): "Переходя к судьбе нашей общей родины России, мы тоже со всеми гражданами желаем России успеха и победы".

Правда, и в Стамбуле не сидели сложа руки. Под патронажем немецкой разведки в 1915 году там был создан Комитет по защите прав мусульманских тюрко-татарских народов России, который возглавил Юсуф Акчура. Члены Комитета выезжали в 1915-1916 годах в Будапешт, Вену, Берлин и Софию, распространяли в правительственных кругах стран Центральной Европы информацию о "бедственном положении тюркских народов России", разрабатывали программы создания независимого от России Туркестана, восстановления Крымского и Казанского ханств. Одним словом, шла "большая игра".

Все изменилось после свержения царизма в России в 1917 году. Мусаватисты приняли участие в работе Кавказского мусульманского съезда, проходившего в апреле в Баку и первого Всероссийского мусульманского съезда в мае 1917 года в Москве. По предложению Расулзаде было принято постановление о необходимости федеративного устройства России. В июне того же года партия "Мусават" объединилась с Тюркской партией федералистов. В принятой съездом программе говорилось, что формой государственного устройства России должна быть федеративная демократическая республика, основанная на принципах национально-территориальной автономии. Более того, вплоть до разгона большевиками 6 января 1918 года Всероссийского Учредительного Собрания бакинский комитет партии "Мусават" активно поддерживал Бакинский совет, возглавляемый Степаном Шаумяном. Но потом наступили другие времена и муссаватистам пришлось действовать в совершенно новых для себя условиях. Но это уже другая история.

Станислав ТАРАСОВ
21.04.2009

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Baku.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©