НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно. Подробнее »

 
Ливан после выборов
Первый экзамен для «нового курса» США
Широко разрекламированная речь президента Обамы в Каирском университете 4 июня как бы предваряла прошедшие три дня спустя парламентские выборы в Ливане. Эту страну называют единственной реальной демократией в арабском мире. В силу этого обстоятельства и по причине тесной привязки внутренней политики Ливана к внешним факторам на протяжении своей недолгой истории эта небольшая страна с четырех-миллионным населением играла роль своеобразного регионального барометра.

Напомним, что новый хозяин Белого дома в своей речи полностью отмежевался от обременительного наследства своего предшественника и провозгласил начало новой главы в отношениях мировой супердержавы с арабо-мусульманским миром. Свежий подход отныне, по словам президента, будет основываться на соблюдении общих интересов, взаимоуважении, религиозной терпимости и доверии.

Барак Обама высказался за конструктивный диалог между США и миром ислама, за разрешение на справедливой основе региональных конфликтов. Это относится, прежде всего, к палестино-израильскому, конец которому может положить сосуществование бок о бок двух государств – Израиля и Палестины, американскому военному присутствию в Ираке и Афганистане, отношениям с Ираном, поддержке демократии и прав человека в этом обширном регионе. Американский президент клятвенно заверил, что его страна впредь не будет стремиться навязывать его народам свои политические стандарты и ограничится ролью примера для подражания. Демократию, по его словам, нельзя привносить в какую-либо страну извне, она должна вырастать на национальной почве с учетом местных традиций и особенностей. И Америка будет уважать суверенный выбор каждого народа. В то же время президент Обама обещал продолжить бескомпромиссную борьбу со всеми проявлениями экстремизма и насилия.

Прошедшие 7 июня в Ливане выборы должны стать первым экзаменом для «нового курса» администрации Барака Обамы. Вопреки ожиданиям, подогретым СМИ, сенсации они не принесли. Опасения Вашингтона и Запада в целом относительно того, что победу на них может одержать настроенная против Запада оппозиция (так называемый блок «8 марта»), которую поддерживают Иран и Сирия, не оправдались. По уточненным данным, 71 место из 128 в ливанском парламенте завоевал прозападный блок «14 марта» в составе суннитской партии «Мустакбаль» («Будущее») во главе с сыном убитого в результате теракта в феврале 2005 года бывшего премьера Рафика Харири – Саадом, маронитской фалангистской партии «Катаиб» под руководством бывшего президента Амина Жмайеля и правохристианской партии «Ливанские силы», возглавляемой Самиром Джаджа. В этот же блок вошла, изменив традиционной ориентации на Сирию, друзская Прогрессивно-социалистическая партия, которой руководит представитель клана Валид Джумблатов. Оппозиционная коалиция была представлена шиитской партией «Хезболла» («Партия аллаха»), которую США до сих пор считают террористической организацией, вокруг которой объединились другая шиитская партия «Амаль» и христианская партия, основанная и руководимая генералом Мишелем Ауном, под названием Свободное патриотическое движение(СПД).

Выборы вызвали небывалый ажиотаж в стране, к урнам для голосования явилось беспрецедентное количество избирателей – более 53 процентов. Накануне и в ходе голосования были предприняты чрезвычайные меры безопасности. В состоянии полной готовности были приведены 50 тысяч военнослужащих и полицейских. Однако, несмотря на нешуточные предвыборные страсти, крупных инцидентов удалось избежать. В целом международные наблюдатели отмечают, что выборы прошли в достаточно свободной и демократической обстановке.

В этой связи стоит сказать несколько слов о специфике ливанской избирательной системы. Она основана на заложенной в конституции конфессиональной системе разделения государственной власти. Добавим к этому, что к конфессиональным различиям, а в стране насчитывается 18 религиозных общин, 11 из которых имеют свои квоты представительства в парламенте и в исполнительных органах власти, добавляется и господство клановой лояльности внутри большинства общин. Основные общины – это шииты, сунниты, марониты (ближневосточное ответвление католицизма), друзы (специфическое ответвление ислама), греко-католики, греко-православные, армяне … Президентом страны обязательно должен быть христианин-маронит, премьер-министром – мусульманин-суннит, а председателем парламента – мусульманин-шиит. Кроме того, из 128 мест в парламенте половина отводится христианам, а другая половина – мусульманам. И это несмотря на то, что демографические процессы привели к серьезному изменению конфессионального баланса. Хотя последняя перепись населения проводилась на территории современного Ливана еще в 1932 году (а она-то и послужила основой для принятия конституции), сейчас мусульмане составляют примерно две трети населения, а доля христиан, преобладавших несколько десятилетий назад, сократилась до одной трети. Это-то обстоятельство наряду с присутствием в стране около 450 тысяч палестинских беженцев, не пользующихся никакими правами, и привело к возникновению кровопролитной гражданской войны. Вспыхнув в 1975 году, она затянулась на долгие 15 лет. За это время в Ливан были введены сирийские войска, неоднократно в страну вторгалась израильская армия, высаживались на ливанские берега и американские морские пехотинцы. Они вынуждены были отплыть восвояси после серии болезненных диверсионно- партизанских операций, проведенных силами «Хезболлы». Эту организацию как тогда, так и теперь энергично поддерживают Иран и Сирия.

Последний израильский солдат покинул юг Ливана в 2000 году.Ретироваться израильтян заставило состоящее преимущественно из шиитов движение сопротивления, которое возглавила образованная в 1982 году «Хезболла». Сирийские войска были вынуждены покинуть Ливан в 2005 году под мощным международным и внутриливанским давлением. Убийство популярного в стране премьера Рафика Харири приписывали сирийским проискам, хотя Дамаск энергично опровергал причастность к этому преступлению.

На волне энтузиазма после ухода явно засидевшихся в стране сирийцев победу на выборах одержал антисирийский прозападный блок «14 марта».

Однако оппозиция успешно бойкотировала работу правительства премьера Фуада Синиоры. Политическая и экономическая жизнь в стране оказалось в значительной степени парализована. После серии столкновений в прошлом году, которые поставили Ливан на грань нового гражданского конфликта, при посредничестве Катара удалось сформировать правительство национального единства. Оппозиция, в том числе и представители «Хезболлы», заняла 11 из 26 министерских кресел и получила право накладывать вето на любое решение правительства. В ходе мучительного процесса согласований наконец-то парламент, в котором незначительное большинство принадлежало блоку «14 марта», смог избрать нового президента. Им стал маронит, занимающий нейтральную позицию командующий армией генерал Мишель Сулейман. После окончившейся фиаско израильской операции на юге Ливана летом 2006 года в стране резко увеличилась популярность «Хезболлы». Эта партия единственная из ливанского спектра отказалась разоружиться в рамках национального примирения, так как утверждала, что она возглавляет сопротивление против израильской агрессии. Но военной сферой круг ее интересов далеко не ограничивался. «Хезболла», по сути, составляет костяк местной власти к югу от Бейрута. Она строит школы и больницы, занимается сооружением объектов инфраструктуры, поощряет развитие местного производства, обеспечивает порядок и безопасность, наконец, ведет обширную благотворительную деятельность. Она давно стала неотъемлемой частью ливанской внутриполитической жизни.

Тем не менее США упорно продолжают ее считать террористической.

К выборам партия «Хезболла» укрепила свой союз с СДП и генералом Ауном, который в конце 80-х годов возглавлял значительный патриотически настроенный пласт ливанского общества и бросил открытый вызов как конфессиональной системе, так и иностранному вмешательству в дела Ливана, прежде всего Сирии. Однако обещавшие ему помощь американцы бросили его на произвол судьбы. В результате в боях с сирийскими войсками он потерпел поражение, бежал из страны и долгое время находился в эмиграции. После возвращения в Ливан генерал пересмотрел многое из своих прежних взглядов и поддержал «Хезболлу», восстановив отношения с Дамаском. Его движение выступает за отмену раздела власти по конфессиональному признаку и за становление в стране подлинно гражданского демократического общества. Однако сегодня условия для этого, как полагают его ближайшие советники, еще не созрели. Поэтому партия бок о бок с «Хезболлой» приняла участие в выборах на старой основе.

Над Ливаном замаячил призрак победы оппозиции. Обеспокоенный Вашингтон в лице вице-президента Джо Байдена предупредил, что в случае прихода к власти «Хезболлы» свернет не только масштабную военную помощь Бейруту, но и урежет помощь экономическую. В СМИ, как западных, так и части местных, была развязана кампания по дискредитации оппозиции и «Хезболлы». В массы, прежде всего христианского населения, «сливался» тезис о том, что, придя к власти, «Хезболла» превратит Ливан в подобие Ирана, введет шариат и заставит всех женщин надеть паранджу. И это несмотря на то, что ее лидер Хасан Насралла неоднократно заявлял, что его партия выступает за сотрудничество всех ливанских конфессий, уважает их религиозные и гражданские права, стремится к построению в Ливане подлинно демократического процветающего общества и руководствуется национальными интересами, а не указаниями из-за рубежа.

Видимо, давление из-за океана и усиленная пропагандистская обработка населения сделали свое дело. Израиль не скрывает своей радости в связи с итогами голосования. В Вашингтоне, похоже, тоже довольны. Еще накануне выборов Россия устами министра иностранных дел Сергея Лаврова заявила, что поддерживает хорошие отношения со всеми партиями и конфессиями ливанского общества и ее удовлетворит любой исход парламентских выборов, главное, чтобы волеизъявление народа было действительно свободным и осознанным. Характерно, что все на ливанской политической сцене – и проигравшие, и победители – единодушны в том, что другого выхода у страны, кроме как создания нового правительства национального единства, просто не существует. А это подразумевает вхождение в него представителей «Хезболлы». Естественно, ей предстоит отказаться от своего привилегированного статуса – обладания собственной милицией, которая по оснащенности и боевой подготовке, по некоторым оценкам, превосходит ливанскую армию, и полностью интегрироваться в ливанскую государственно-правовую систему. Но одновременно бесспорный легальный внутриполитический статус «Хезболлы» предоставляет Вашингтону случай доказать на практике, что слова президента Обамы об уважении суверенитета арабских стран и свободного выбора их населения отнюдь не пустой звук. Европейские союзники уже давно наладили контакты с «Хезболлой», теперь очередь Вашингтона последовать их примеру. Реакция Белого дома на выборы в Ливане, как лакмусовая бумажка, покажет, насколько последовательно будет его хозяин придерживаться провозглашенного нового курса в отношении арабо-мусульманского мира.

Андрей СТЕПАНОВ
10.06.2009



 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Baku.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©