НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно. Подробнее »

 
ИГОРЬ ЮРГЕНС: ГРУЗИЯ И УКРАИНА НЕ СТАНУТ ЧЛЕНАМИ НАТО
интервью
О российско-американских отношениях, перспективах их развития, а также в целом о ситуации на международной арене корреспондент «РВ» побеседовал с председателем правления Института современного развития, вице-президентом Российского союза промышленников и предпринимателей Игорем Юргенсом.

- Игорь Юрьевич, как бы вы оценили последние события в сфере российско-американских отношений, а также происходящее движение сторон навстречу друг другу?

- Я думаю, что термин «перезагрузка» начинает наполняться содержанием. С российской стороны происходит очень жесткое и правильное настаивание на том, что наиболее главный вопрос наших взаимоотношений на данном этапе, а именно стратегические вооружения, необходимо увязывать с противоракетной обороной. Это «увязывание» начинает находить понимание и с американской стороны. В устах главы Пентагона Роберта Гейтса, а также иных чиновников, формирующих внешнеполитическую линию США, раздаются высказывания о том, что российские озабоченности наконец поняты в полном масштабе. Ищутся «развязки», предусматривающие использование альтернативных путей обеспечения безопасности США от угроз со стороны Ирана, отличные от создания третьего позиционного района ПРО в Польше и Чехии. Учитываются и предложения, сделанные Владимиром Путиным использовать имеющиеся у Российской Федерации возможности.

В любом случае, и это уже можно сказать с уверенностью, не будет развертывания ПРО в Польше и Чехии без учета российских интересов и требований. Как это будет реализовано с технической стороны, пока говорить рано – это вопрос переговоров. Но того, что нам пытались навязать Дональд Рамсфелд и Дик Чейни, не будет.

Соответственно, есть перспективы договориться о значительном сокращении стратегических наступательных вооружений при соблюдении принципа безопасности сторон. Хотя в этой сфере и потребуются значительные усилия со стороны переговорщиков для достижения правильного баланса интересов. Хотел бы отметить, что как заявление Президента Дмитрия Медведева, сделанное им в ходе визита на африканский континент, так и заявления тех американских чиновников, с которыми я беседовал в ходе недавней поездки в Вашингтон, позволяют сделать вывод, что подобный баланс может быть найден.

Сокращение стратегических вооружений Россией и США будет хорошей подпоркой для режима нераспространения, по отношению к которому эти две сверхдержавы несут определенную ответственность. Как мы знаем, в следующем году состоится очередная конференция по подведению итогов по соблюдению режима нераспространения. Россия и США брали на себя обязательства, что они будут сокращать ядерные вооружения – и только на базе такого обязательства и другие страны обещали вести себя сдержаннее. Думаю, что такие свои обязательства Россия и США к конференции будущего года выполнят.

- Многие эксперты считают, что кризис в российско-натовских отношениях, вызванный событиями прошлого года вокруг Южной Осетии, уже преодолен. Какое ваше мнение по данному поводу и каков ваш прогноз относительно перспектив контактов Россия - НАТО?

- Наши отношения с НАТО будут развиваться всегда довольно сложно, потому что пока в альянсе существует военный компонент, любое продвижение натовской инфраструктуры восточнее нынешних границ будет вызывать у российских военных озабоченность и ответные меры.

Совет Россия – НАТО является хорошим инструментом наших отношений, там много конструктивного происходило до кавказского кризиса. Военные лучше узнавали друг друга, учились взаимодействовать. Вплоть до того, что стандартизировали некоторые виды оружия, сотрудничали в «горячих точках». Я надеюсь, что все это продолжится.

Сказать, что тема Южной Осетии и Абхазии позади, я не могу, потому что точка зрения европейцев и американцев на тот конфликт по-прежнему сильно отличается от нашей. По-прежнему не решен вопрос признания этих государств со стороны международного сообщества – кроме нас, этот статус признан только Никарагуа. Даже ближайший союзник, который в последнее время показывает все больше норова, Белоруссия, этого не сделала. Поэтому дипломатические «развязки» вокруг этих сложных историй еще впереди. Но, по-моему, мир понял, что военными средствами, а тем более авантюрами наподобие той, которую предпринял Саакашвили в августе прошлого года, вопрос не решишь.

Будем наблюдать, какие возможности открываются для решения данного конфликта, других замороженных конфликтов. Мы же не закрываем глаза ни на Нагорный Карабах, ни на Приднестровье, ни на ряд других подобных ситуаций.

Именно в связи с изложенным Президент России выдвинул инициативу о заключении нового обязывающего акта о европейской безопасности, который сейчас, после размышления экспертных групп, уже называется «о евроатлантической безопасности». Последнее объясняется тем, что достичь безопасности на европейском континенте без НАТО, без США достаточно трудно.

Размышления подобного рода происходят, экспертные группы собираются. Так что в более широком контексте рассмотреть ситуацию, сложившуюся на Кавказе, нам еще предстоит. Это с одной стороны. С другой стороны, найти некую формулу «Хельсинки плюс». Поскольку традиционные «Хельсинки» не сработали после Косово, Абхазии и Южной Осетии.

Обнадеживает то, что ни при каких обстоятельствах, если только не допустить какой-либо серьезнейшей внешнеполитической провокации или ошибки, ни Грузия, ни Украина в обозримом будущем не станут членами НАТО. А это закрывает одну из самых серьезных озабоченностей российской внешней политики.

- Может ли сотрудничество по Афганистану стать первым камнем в фундаменте российско-натовских союзнических отношений?

- В Афганистане допущено множество ошибок. Безусловно «Талибан», доведенный до такого состояния, в котором он сейчас находится, и потенциально являющийся стратегическим сторонником «Аль-Каиды», то есть наиболее радикальных и воинствующих групп ислама, опасен. Наркотрафик, исходящий из этой страны, это опасно.

Транзит оружия, нестабильность, желание «Талибана» захватить даже, не исключено, ядерное оружие – все это уже не шутейное дело. И в этом смысле и контексте мы с НАТО союзники.

Я никогда бы не повторял ошибки советского военного вторжения, потому что оно доказало, что военного решения ситуации в стране, живущей на другом цивилизационном уровне, совершенно по другим законам, нет. Навязать свой строй и свой образ жизни невозможно. Вовлечение России напрямую в афганский конфликт на стороне НАТО, с моей точки зрения, невозможно. Помочь транзитом, помочь советом – надо, потому что данная история, повторяю, затрагивает и наши интересы.

Трижды цивилизация наступает на грабли Афганистана – это были англичане, СССР и теперь США. Моя личная теория заключается в том, что с существующими силами и их лидерами, какими бы они нам ни казались неприемлемыми, надо пытаться в первую очередь договариваться. И только при неудаче – воевать. Только за то, что люди не пускают девочек в школу и закрывают им лицо – за это еще не воюют. Да, это ценности, которые мы поддержать не можем. Но давайте посмотрим, как помочь этим людям встать в русло цивилизации. А не военным путем наказывать за то, что они другие. То есть на этих путях надо будет искать когда-нибудь разрешение афганской проблемы.

В данной же острой ситуации я согласен с линией российского Правительства на то, что гражданский транзит через нашу территорию, когда другие пути перекрыты воинствующим «Талибаном» - это хорошее подспорье в общей борьбе.

- Что Россия могла бы сделать для экономического возвращения в Афганистан с целью улучшения там ситуации?

- Экономическое сотрудничество, безусловно, более правильный путь. Поиск союзников, если хотите, покупка их, предоставление им экономической помощи, снабжение их деньгами, капиталами, помощь в налаживании новой жизни – это, как показывает практика, является более правильным путем. Насколько я знаю, российские строительные организации уже приступили к изучению состояния туннелей и переходов.

- Удастся ли предотвратить распространение структуры НАТО на Грузию, Азербайджан и Армению, которое может быть осуществлено альянсом без формального включения данных закавказских республик в НАТО?

- Кавказ – очень сложный регион. И в каждом из кавказских государств у нас есть свои интересы. И, соответственно, свои рычаги влияния. От того, как умело мы будем их использовать, будет зависеть ответ на ваш вопрос.

Меня очень покоробило вручение высшего ордена Армении лидеру Грузии. В качестве причины я усматриваю определенный успех переговоров России и Азербайджана как в сфере энергетики, так и по Нагорному Карабаху.

Закрытая от других территорий Армения, наши особые отношения, которые могут быть усилены, с Турцией, наши особые исторические отношения и родственность энергетических комплексов с Азербайджаном, недовольство народа Грузии нынешним собственным руководством – это все факторы, которые в случае их правильного использования российской внешнеполитической элитой могут привести к усилению наших позиций в регионе. Если же мы будем совершать ошибки, то количество проблем во взрывоопасном кавказском регионе будет только усиливаться.

- Как вы прокомментируете победу «Центра согласия» на муниципальных и европарламентских выборах в Латвии?

- Как вы знаете, я с 1997 года поддерживаю те силы, которые составляют костяк «Центра согласия». Моя линия и линия тех людей, которые этим интересовались, а не так уж многие интересуются в России, к сожалению, этими лимитрофами, небольшими государствами, находящимися на границах Российской Федерации, заключалась и заключается в следующем: когда коренное население получит гарантии своей безопасности, вступив в Европейский союз (а оно такие гарантии уже получило), когда оно увидит лояльность оставшихся в этих республиках русских (а они действительно являются абсолютно спокойными и законопослушными гражданами этих стран и никуда мигрировать не собираются), наступит успокоение. И через это успокоение тридцать с лишнем процентов русского населения в Латвии безусловно станут важной внутриполитической силой и соответственно добьются своего места и на политическом горизонте. Что и произошло в Риге. Впервые 43 процента населения Латвии будет руководимо русским мэром. А это большого стоит.

Беседовал Дмитрий ЕРМОЛАЕВ
01.07.2009


 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Baku.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©