НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно. Подробнее »

 
Афганская лихорадка
Выборы президента позади, что дальше
Сразу после прошедших в Афганистане 20 августа выборов президента и 420  членов провинциальных советов наблюдатели из Евросоюза объявили их «честными, но не свободными». А американский президент Барак Обама, видимо, с подачи своего спецпредставителя в Афганистане и Пакистане Ричарда Холбрука  квалифицировал их как  важный шаг вперед, к светлому будущему. Столь оптимистическая оценка организованного в этой стране политического спектакля вызвана необходимостью представить избирателям, как в Европе, так и по другую сторону Атлантики, что дела там обстоят совсем неплохо.

Боевые действия, которые ведут  на ее территории против талибов войска США и НАТО, мол,  приносят свои плоды  -  ситуация  стабилизируется и принесенная на штыках оккупационных войск демократия начинает постепенно приживаться на суровой афганской земле. Ставки в этой пропагандистской кампании весьма высоки. Ведь в последнее время Афганистан был объявлен одним из приоритетов внешней политики администрации Обамы, которая собирается довести до конца года численность американских военных там почти до 70 тысяч. 

Для НАТО же военная операция в этой отдаленной мусульманской стране, куда  этот блок послал почти 40 тысяч военнослужащих, стала чуть ли не основным оправданием его дальнейшего существования. Между тем, в самих США, по данным последних опросов общественного мнения, больше половины респондентов высказались против продолжения войны в Афганистане, а такая авторитетная фигура как председатель объединенного комитета начальников штабов адмирал Майк Маллен заявил, что ситуация там неуклонно ухудшается, а талибы совершенствуют тактику боевых действий и расширяют зону своего контроля.

По появившимся в прессе предварительным результатам, ныне действующий президент Афганистана Хамид Карзай получил около 70 процентов голосов, якобы одержав убедительную победу уже в первом туре. На первый взгляд – это явный прогресс по сравнению с выборами 2004 года. Тогда Карзаю, по официальным данным, отдали свои голоса 55 проц. избирателей. Однако объективные наблюдатели полагают, что вообще эту политическую кампанию трудно назвать выборами, хотя она  была щедро профинансирована западными спонсорами. Популярность Карзая за прошедшие пять лет значительно упала из-за крайней коррумпированности и бездеятельности кабульского режима, его  тесной связки с местными наркобаронами и полного подчинения иностранным оккупантам, которые не церемонились в выборе средств для борьбы с талибами и зачастую массированными бомбардировками и  артобстрелами сравнивали с землей  целые населенные пункты. А это влекло за собой многочисленные жертвы среди мирного населения. Поэтому названная цифра кажется просто мифической.

Кроме того, накануне голосования руководство талибов пригрозило, что любыми способами сорвет планируемое властями народное волеизъявление. Избирателей запугивали  - их пальцы, помеченные на участках для голосования  специальными несмываемыми чернилами будут отрубаться. (Позже лидеры талибов опровергли эти сообщения).  Перед выборами и в их ходе по стране прокатилась волна терактов и нападений боевиков. На время боевики захватили даже целый город Баглан на севере страны. Неспокойно было даже в Кабуле. Погибло несколько десятков человек, в том числе представителей избиркомов. Власти наложили полный запрет на сообщения о терактах, дабы не вносить сумятицу в ряды голосующих.

По приблизительным данным, которые по крупицам собирали действительно независимые наблюдатели, из 34 провинций голосование фактически не состоялось в их трети, в основном в населенных пуштунами южных и восточных районах, где весьма сильны позиции талибов. Всего к урнам из 17 миллионов избирателей ( а все население страны составляет около 30 миллионов)  явилось не более трети. К тому же, неожиданно выяснилось, что несмываемая краска легко смывается, что дает возможность обладателю сакраментального пальца проголосовать любое количество раз.

Характерно, что буквально через пару дней после голосования  и пуштун по национальности Хамид Карзай, который для этнического баланса взял к качестве кандидата на пост вице-президента бывшего военачальника Северного альянса таджика Мохаммада Фахима, и его главный соперник, представитель оппозиционного Объединенного национального фронта, бывший министр иностранных дел таджик Абдулло Абдулло, объявили о своей победе.  Во всяком случае, по некоторым данным, в ряде провинций они, судя по импровизированным экзит-полам, шли ноздря в ноздрю. По конституции, если ни один из кандидатов не набирает 51 проц. голосов, то тогда проводится второй тур между соперниками, набравшими большее количество голосов. Некоторую интригу в предвыборную кампанию внесло то обстоятельство, что ушедшая администрация Джорджа Буша открыто выражала свое недовольство президентом Карзаем и ее представители не раз намекали на возможность смены афганского лидера.

Среди возможных претендентов на пост президента назывался и Абдулло Абдулло. Помню нашу с ним беседу на одной из международных конференций. Министр иностранных дел, бывший активный участник сопротивления советским войскам производил весьма благоприятное впечатление. Он прекрасно образован, молод, энергичен. Главной задачей он считал объединение страны, достижение компромисса с умеренными талибами, борьбу с коррупцией и наркоторговлей, укрепление дружеских отношений с соседями, в то числе с Россией, и необходимость эффективно использовать иностранную помощь. К военному присутствию США и НАТО в его стране  он относился как к суровой необходимости.

Новая администрация Обамы проявляет  гораздо  большую осмотрительность в своих оценках и, видимо, не намерена «менять лошадь во время переправы», мол, пусть последнее слово остается за афганским народом.

Из-за отсутствия развитой дорожной сети и слабой сети коммуникаций процесс подсчета голосов может затянуться на несколько недель. Официальные итоги голосования должны быть оглашены 17 сентября. Но, видимо, объективно оценив ситуацию, Абдулло Абдулло выступил с резким заявлением, обвинив сторонников Карзая в грубых фальсификациях при голосовании, запугивании избирателей и максимальном использовании административного ресурса и государственных СМИ. Контроля  за процессом голосования за пределами Кабула практически не было. Отмечаются массовые случаи вброса бюллетеней в пользу действующего президента, который, по мнению ряда местных наблюдателей, накануне выборов якобы заключил своеобразный пакт о сотрудничестве с местными полевыми командирами и племенными вождями, контролирующими культивацию опиумного мака и производство наркотиков. Кстати, именно наркобизнес дает до 80 процентов национального дохода страны и обеспечивает средствами к существованию добрую половину населения. Ряд независимых наблюдателей считает, что в избирательных списках внесено от  трех до пяти миллионов подставных имен, что дает колоссальные возможности для манипуляции  итогами голосования.

Важно учесть и то обстоятельство, что в голосовании не приняли участие в основном пуштуны, которые традиционно поддерживали Хамида Карзая. Можно предположить, что фактически Абдулло  получил, если и не больше, то, по крайней мере, примерно столько же голосов, что и Карзай. Ведь за Абдулло дружно проголосовали северные таджикские провинции и значительная часть городского населения, жаждущая позитивных перемен.

Поэтому вероятность грандиозных манипуляций с голосами в пользу Карзая весьма высока. Подспудным оправданием для нынешнего президента может послужить то, что приход к власти таджика Абдулло (хотя некоторые эксперты говорят, что у него есть и пуштунские корни) может усилить размежевание страны на таджикско-узбекский север и пуштунский юг, который фактически контролируют талибы и  радикальная мусульманская организация  Хизбуль ислам во главе с ветераном движения афганских муджахедов Гульбутдином Хекматиаром. А это будет означать фактический раздел страны. На Юге и Востоке власть реально возьмут талибы, а на Севере и Западе - возрожденный Северный альянс, которому будут активно помогать и Запад,  и, вероятно, Россия.

Если же у власти остается Карзай, то фактически сохраняется патовая ситуация. Войска США и НАТО  по-прежнему будут барахтаться в афганском болоте, реальных успехов в борьбе с талибами не предвидится, иностранная помощь, как и раньше, будет разворовываться, наркобизнес процветать, эффективность кабульского правительства останется весьма низкой. Перспектива переговоров  Кабула с талибами с целью последующего компромисса и раздела власти остается весьма призрачной. Несмотря на приглашающие жесты со стороны Карзая, талибы настаивают на предварительном выводе из страны иностранных войск или, по крайней мере, на четком временном графике этого процесса. Карзай же не волен  в этом вопросе. Может быть, Вашингтон и Брюссель дали бы большую свободу Абдулло Абдулло?

Какой же должна быть позиция России по отношению к Афганистану? В чем заключается ее государственный интерес, где кроются реальные угрозы ее национальной безопасности? Реальную угрозу ее безопасности представляет, прежде всего, наркоторговля. Более 90 проц. мировых поставок героина идут из Афганистана. Через Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан и Казахстан в Россию поступает не менее трети этого потока. Вот это, а не какой-то мифический призрак талибов и террористов Аль-Каиды – мол, «сегодня они на Пяндже, завтра на Аму-Дарье, а послезавтра на Волге»,  и представляет страшную угрозу ее национальной безопасности.

Справиться с наркопроизводством и наркоторговлей может, как показывает опыт, лишь сильная централизованная власть в Афганистане, а без прямого участия талибов она нереальна. В 2000 году талибы своими специфическими методами почти свели на нет наркобизнес в стране. Стало быть, Россия заинтересована в том, чтобы талибы вернулись к власти  - единолично, или в коалиции с кабульским режимом при Карзае или Абдулло. Поддержка статуса кво – Карзая в Кабуле, сидящего на американских штыках, или обособления Севера под началом Северного альянса лишь усугубят ситуацию. Талибы сегодня уже не те, что вчера, они тоже учатся и весьма неплохо. Они ищут контактов  и задумываются о будущем.

Американцам же практически ничего не светит в Афганистане. Для них исходящая оттуда наркоугроза  не имеет большого значения, а вот для падающей популярности администрации Обамы состояние дел в Афганистане весьма существенно. Для России же при определении своей позиции и  в отношении Афганистана, и  по вопросу сотрудничества по этой стране с США и НАТО, проблема наркоторговли становится первостепенной.

Андрей СТЕПАНОВ
26.08.2009

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Baku.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©