НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно. Подробнее »

 
Ждите драматических событий
Обещают лидеры курдов и близкие к Анкаре круги
За последние недели наметились существенные подвижки в решении весьма сложной и застарелой курдской проблемы. Прежде всего, это касается той части курдов и территории, на которой они исконно проживают в восточных районах Турции.

В конце октября руководство Рабочей партии Курдистана, которая запрещена в Турции и которую Анкара и США считают террористической организацией, по настоянию находящегося уже 10 лет в турецкой тюрьме на острове Имралы курдского лидера Абдуллы Оджалана выступила с весьма важной инициативой. В Турцию была направлена делегация «посланцев мира», состоящая из 34 человек. Шестеро из них-- члены РПК, остальные -- курды-беженцы из восточных районов Турции, нашедшие приют в организованных ООН двух лагерях на территории Иракского Курдистана – в Мехмуре и Кандиле.  Этот мини-марш мира пересек турецко-иракскую границу в районе Силопи и был восторженно встречен тысячами местных курдов. Турецкие власти тут же задержали делегатов, но после допроса отпустили на свободу в соответствии с ранее принятым законом об амнистии боевиков РПК, которые добровольно сложат оружие. Турецкие СМИ не скупились на освещение этой «сдачи боевиков», как свидетельства политического и военного краха РПК, ведшей с 1984 года боевые действия в восточных районах Турции. А то, что они были весьма ожесточенными, говорит хотя бы число жертв среди турецких войск, курдских боевиков и мирного населения. По самым скромным подсчетам партизанская война унесла жизни более 40 тысяч человек.

Министр внутренних дел Турции Бешир Аталай заявил, что события последних недель -- прямой результат проводимой правительством  происламской Партии справедливости и прогресса (ПСП) политики в курдском вопросе. По его словам, она сочетает военное давление на боевиков РПК с расширением прав курдов.

Участники же «марша мира» настаивают, что прибыли в Турцию не как капитулянты, а как сторонники и пропагандисты начала переговоров с РПК с целью мирного демократического решения курдской проблемы по типу того, как решается национальный вопрос в рамках Евросоюза. Они ратуют за автономию в рамках турецкого государства наподобие самоуправления, скажем, для Северной Ирландии и Шотландии в рамках Великобритании, требуют равных прав курдам, возможности развития национального языка и культуры.  С этой целью они планируют развернуть широкую разъяснительную кампанию в СМИ, выступить на массовых митингах, дойти даже до трибуны турецкого парламента-меджлиса.

Планировался приезд в Турцию и еще одной «делегации мира» из Европы. Но турецкие власти отказались пустить ее в страну.

Из близких к РПК источников стало известно о том, что готовится переход в Турцию из Иракского Курдистана еще одной большой (до 1000 человек) группы боевиков во главе с братом Абдуллы Оджалана Османом. Они демонстративно сложат оружие, воспользуются амнистией и включатся в агитацию за мирное решение курдской проблемы.

Этот жест может поставить правительство Реджепа Тейипа Эрдогана в весьма щекотливое положение, но одновременно открывает возможность для осуществления подлинного прорыва в решении курдского вопроса.
Сейчас международная обстановка и ситуация в самой Турции весьма благоприятствуют такому развитию событий. Предпринимавшиеся десять лет назад попытки КРП направить аналогичные делегации мира в Турцию завершались весьма плачевно – все их участники надолго оказались за решеткой. С тех пор КРП пять раз объявляла о перемирии и трижды в одностороннем порядке прекращала огонь. Но никакого позитивного отклика со стороны Анкары так и не получила. Наоборот, турецкая армия усиливала карательные операции, которые зачастую перехлестывались на территорию соседнего Иракского Курдистана.

Последний раз КРП объявила перемирие в марте сего года и с тех пор неоднократно его продлевала. В апреле на местных выборах убедительную победу в восточных районах Турции одержала курдская Партия демократического общества (ПДО) – легальная, близкая к РПК организация (наподобие североирландской Шин Фейн, служившей легальным ответвлением Ирландской республиканской армии (ИРА).  Турецкие власти, включая министра внутренних дел, впервые вступили с ней в официальные переговоры, которые в СМИ пока не афишируются. И на них ПДО как раз и выступает как своего рода посредник межу Анкарой и КРП.

Надо заметить, что прелюдией к нынешним событиям стали  существенные подвижки, которые  происходили и происходят и во внутренней, и во внешней политики Турции. Отчаявшись добиться скорого  приема в Евросоюз, правительство Эрдогана принялось все более настойчиво проводить политику, которую некоторые наблюдатели окрестили как «неооттоманскую». Анкара стала форсировать развитие отношений с ближайшими соседями, используя свой уникальный геополитический статус как естественного моста между Европой и Азией. Заметно потеплели и разогрелись связи с Сирией, Ираком, Ираном, Арменией, странами Персидского залива. С Россией вообще Турцию связывает сейчас стратегическое партнерство и товарооборот, превысивший 30 миллиардов долларов в год. Сделаны первые важные шаги по нормализации отношений с Ереваном. Одновременно существенно охладились связи  с Израилем.

Анкара жестко раскритиковала Израиль за операцию в секторе Газа и отказалась от совместных военных маневров. С Ираном Анкара пытается выстроить взаимовыгодное партнерство, особенно в сфере энергетики, то есть возможных поставок иранского газа через Турцию в Европу по трубопроводу «Набукко», поддерживает его мирную ядерную программу, выступает против  каких бы то ни было международных  антииранских санкций. Налаживается сотрудничество Анкары с Багдадом. Если в 2008 году товарооборот между ними составил 7 млрд. долларов, то к 2010 он должен достигнуть 20 миллиардов. Но этого мало.  Анкара впервые признала Курдское региональное правительство на Севере Ирака со столицей в Эрбиле. В Анкаре побывал лидер Патриотического союза Курдистана нынешний президент Ирака Джаляль Талабани, а также глава курдского регионального правительства Масуд Барзани. В Эрбиле в ближайшее время должно открыться турецкое консульство. На территории курдской автономии активно работают многочисленные турецкие компании. Они строят, торгуют, налаживают совместное производство. Турция кровно заинтересована в бесперебойных поставках нефти по нефтепроводу из Киркука в ее порт Джейхан. Для Багдада же и Тегерана Турция – это кратчайший торгово-энергетический коридор в Европу.

На днях  Эрбиль посетил  министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу и подписал массу контрактов по развитию сотрудничества, признав фактическое положении дел в регионе. Ведь это факт, что президент Ирака – курд, и представители этой национальности занимают шесть министерских постов в Багдаде, включая такой влиятельный, как пост министра иностранных дел (Хошияр Зибари). Естественно, напрашивается мысль, что иракскую автономию на севере Ирака Анкара рассматривает как своеобразную модель для возможного урегулирования курдской проблемы у себя дома.

Во внутренней политике правительство Эрдогана постепенно расширяет права курдов. Теперь уже не считается преступлением говорить по-курдски на улицах Стамбула, Анкары или Измира. На этом языке стали издаваться газеты, ведется радио и телевещание. Но, главное, от власти все дальше отодвигают крайне националистически настроенных военных. Теперь влиятельный пост председателя Национального совета безопасности занимает не генерал, а назначаемое правительством гражданское лицо.

Отбивая атаки сторонников секуляризма и оппозиции в лице националистической Партии национального действия и традиционной Народно-республиканской партии, претендующей на верность заветам Ататюрка, которые обвиняют правительство в пособничестве постепенной исламизации жизни и общества, власти организовали процесс над якобы пустившей глубокие корни радикальной националистической организацией Эргенекон. Судя по предъявленным обвинениям, эта организация, состоящая из отставных военных, профессуры, интеллигенции, части чиновничества и делового сообщества планировала совершить в стране государственный переворот и взять власть в свои руки.  Объективные местные наблюдатели усматривают в этом судебном процессе явные  натяжки и передержки соответственно социальному заказу. Однако, как бы там ни было, но антиклерикально настроенные военные, отрицающие существование в Турции национальных меньшинств, не признающие 20-миллионный курдский народ в пределах Турции и готовые подавить силой его стремление к осуществлению своих законных национальных прав, больше не заказывают музыку в Анкаре. Им, пожалуй, уже не под силу совершить четвертый за годы после второй мировой войны государственный переворот. Да и как поговаривают осведомленные наблюдатели, во время своего визита в Турцию президент Обама дал четко понять, что не потерпит никакого нового государственного переворота, под каким бы предлогом он ни осуществлялся.

Это одна из сторон турецкого политического парадокса.  Происламская ПСР на деле оказалась гораздо более демократичной, гибкой, прагматичной, проевропейской, свободной от влияния военного истаблишмента политической силой, чем ветеран на турецкой политической сцене, основанная еще Ататюрком светская Народно-республиканская партия.

Все это объективно способствует постепенному продвижению к мирному решению курдской проблемы. И Абдулла Оджалан, и сменивший его во главе КРП Мурат Карайылан утверждают, что их цель -- не отделение от Турции, а построение подлинного демократического государства, уважающего права всех своих граждан. В недавнем интервью Карайылан заявил: «Обе стороны должны сложить оружие…мы уже более 10 лет не являемся сепаратистами.. Решение проблемы не должно нарушать территориальной целостности Турции, если она примет нормы европейской демократии… Требуется только признать, что курды существуют, что они имеют культурные и политически права.. Однако пока государство настаивает на том, что оно не будет делать ни при каких условиях: не выпустит на свободу Оджалана, не введет образования на курдском языке, не предоставит автономии…». КРП готовы пойти как  угодно далеко ради претворения своей установки в жизнь. Один из финальных этапов урегулирования курдской проблемы в региональном масштабе предполагает созыв международной конференции с участием великих держав и всех заинтересованных сторон. Однако не все так монолитно и единодушно на курдской стороне. В РПК имеется и радикальное крыло так называемых «соколов», которые не верят в возможность мирного пути и готовы как угодно долго вести борьбу за национальные права курдов с оружием в руках.
Если миссия Оджалана и Карайылана потерпит фиаско, радикалы снова
окажутся  на коне и кровопролитие продолжится.

Еще несколько месяцев назад через своих адвокатов Абдалла Оджалан передал на волю  адресованную, прежде всего, турецким властям «дорожную карту» поэтапного  решения курдской проблемы в рамках общей демократизации, охватывающей, в частности, такой обширный регион, как бассейн Тигра и Евфрата. Анкара пока не разглашает содержащиеся в ней подробности, но, как утверждают эксперты, всерьез задумалась над ее содержанием. Во всяком случае, лидер оппозиционной НРП Дениз Байкал обвинил и президента Абдаллу Гюля, и премьера Реджепа Эрдогана в том, что они исподволь стали на практике осуществлять предложенную Оджаланом «дорожную карту».

В турецком обществе сейчас развертывается жаркая дискуссия и по поводу дальнейшего курса нынешнего правительства, и относительно способов и методов урегулирования курдской проблемы. В ближайшем будущем ожидаются драматические шаги с обеих сторон. От того, как они будут встречены в Турции и в курдской среде, зависит судьба мира и стабильности в регионе на многие годы вперед.

Андрей Степанов
06.11.2009
 
   

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Baku.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©