НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно. Подробнее »

 
Тайна монастыря Давида Гарагеджи


Официально Азербайджан и Грузия называют свое сотрудничество стратегическим. Во многом это действительно так, если учесть совместное участие этих стран в различных программах НАТО, налаженные транспортные региональные коммуникации и нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, позволяющий доставлять бакинскую нефть на мировой рынок.
Грузия - страна транзитная, которая получает  в казну от транспортировки этой нефти немалые валютные средства. Тбилиси также рассчитывает увеличить финансовые  поступления и в случае осуществления западного проекта по строительству Транскаспийского нефтепровода, через который  планируется вывести  на мировой рынок  в обход России энергоресурсы Центральной Азии.

Однако среди заметной части азербайджанской правящей элиты зреет определенное раздражение политикой Грузии в отношении довольно многочисленной азербайджанской диаспоры в Грузии. Она понимает, что если бы не карабахский конфликт, то  нефтепровод из Баку прошел бы по другому маршруту, в обход Грузии. Так что Тбилиси в некотором смысле повезло и, надо полагать, объективно он заинтересован в геополитической консервации ситуации. Только при таких условиях Азербайджан становится "естественным донором" Грузии.  Но раз так, то и Баку пытается "выжать" максимум из ситуации.
После того, когда президент Азербайджана Ильхам Алиев на  Втором всемирном конгрессе азербайджанцев и турок призвал диаспору активнее участвовать в политической жизни стран проживания, в отношениях между Азербайджаном и Грузией стали появляться новые нюансы. В бакинской печати увеличилось количество публикаций, в которых содержатся призывы увязывать нефтяной фактор с улучшением социально-экономического и политического  положения азербайджанцев в Грузии, увеличением их представительства во властных структурах этой страны, вплоть до создания так называемой "национальной фракции".

Но это - только видимая часть айсберга. Невидимая таит в себе "мины замедленного действия", которые в условиях постоянно меняющейся геополитической конъюнктуры Южного Кавказа  могут со временем взорвать ситуацию.
Одной из таких "мин" является проблема пещерного монастырского комплекса " Давида Гарагеджи", расположенного по обе стороны азербайджанско-грузинской границы.  Споры о "национальной" и государственной принадлежности этого комплекса между Баку и Тбилиси до сих пор не позволяют провести делимитацию и демаркацию границы между соседними государствами. И дело тут даже не  в технической части проблемы, сколько в характере и сущности полемики, вспыхнувшей в этой связи в бакинских и тбилисских коридорах власти.

В справке Патриархии Грузии об этом монастырском комплексе говорится следующее: " По преданию, древнейший монастырь комплекса - Лавра Давида - был основан в начале 6 века сирийским монахом Давидом, поселившимся в естественной пещере Гарагеджа. Ныне лавра св. Давида находится на северном склоне горы, разделяющей Грузию и Азербайджан. Ряд построек монастыря находится на азербайджанской территории. По своим грандиозным масштабам и по историческому и художественному значению он занимает особое место среди памятников материальной культуры Грузии феодальной эпохи. Во многих церквах и трапезных комплекса сохранились фрески 8-14 веков с портретами исторических лиц, в том числе портрет царицы Тамары".

Вроде бы все ясно. Речь идет о грузинской исторической реликвии, оказавшейся в силу ряда причин разделенной государственной границей между Азербайджаном и Грузией. Однако эту точку зрения не разделяют азербайджанские историки. Недавно Академия наук Азербайджана подготовила  и распространила в печати заключение, подготовленное заместителем директора по науке Института археологии и этнографии АН Наджафом Мусеибли. В нем говорится: "Территория, на которой находится большая часть монастыря Давида Гарагеджи, так же как и вся земля, на которой находится населенный азербайджанцами Борчалы, является исторической азербайджанской территорией. В 4 веке до нашей эры - 8 веке нашей эры на этих землях находилось древнее Албанское царство, там никогда не жили грузины. Впоследствии туда были переселены кыпчакские турки, они были христианизированы, а Албанское царство распалось".

Эта полемика могла бы остаться достоянием узкого круга специалистов, если бы не заявление заместителя министра иностранных дел Азербайджана Халафова  том, что монастырский комплекс Давида Гарагеджи является на самом деле памятником албанской культуры и храм этот называется "Кешикчи". Добавим к этому заключение еще одного азербайджанского историка Исмаила Умудлу, которое широко цитировалась в бакинской печати: " Монастырский комплекс был в составе Грузии только в 12 веке. До и после эта территория была частью государств, потомком которых является Азербайджан".

Итак, во взаимоотношения между современными Азербайджаном и Грузией, как и предполагали многие аналитики, начинает вплетаться история. Если, например, грузинские историки возьмут на вооружение свои аргументы, дело может зайти очень далеко. Например, при штурме Гянджи в 1804 году состоявший на русской службе князь Цицианов  призывал правителя Джавад-хана сдать крепость, "поскольку эта земля некогда входила в Великое грузинское царство".
Разумеется, спорящие стороны сейчас пытаются не афишировать возникшую "историческую коллизию", предлагают для разрешения конфликта разные варианты: совместное использование монастырского комплекса в качестве туристического объекта, размен территории и даже провозглашение всей территории  комплекса "Монастырской республикой". Надо надеяться, что рано или поздно будет все же найдено какое-то компромиссное решение.
Для специалистов очевидно другое: после развала СССР народы государств Южного Кавказа пытаются исторически индентифицировать себя в новых условиях, вывести свою национальную генеалогию из древних веков. Процесс этот естественный, но потенциально опасный для региона, который на протяжении веков подвергался сотни раз нашествиям внешних захватчиков, которые, в свою очередь, почти всегда стремились к изменению устоявшегося этно-конфессионального состава населения контролируемых территорий. Поэтому  научная элита Грузии и Азербайджана при желании  может вытащить из "корзины истории" любой документ,  способный обосновать необходимую  концепцию. Но ведь именно с  "перерождения умов", с  бумажной битвы азербайджанской и армянской историографии начинался и  карабахский конфликт. Об этом не стоит забывать нынешним национальным интеллектуалам и политическим практикам.

Игорь ПОМЕРАНЦЕВ, кандидат исторических наук.

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Baku.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©