НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно. Подробнее »

 
Битва на египетском плацдарме
Тысячи людей собрались  в центре Каира, чтобы  принять участие в молитвах и праздничном марше, знаменующем первую неделю после отставки президента Египта Хосни Мубарака.

Оппозиционные силы Египта, возглавившие 18-дневные протесты, назвали теперь  день 18 февраля  «Пятницей победы и продолжения», вкладывая в это название гордость за переход к ожидаемым переменам. Они уверены, что Хосни Мубарак  после 30 летнего правления покинул пост президента Египта в результате  именно антиправительственных забастовок. Формально это действительно так. Однако пришедший к власти Высший военный совет во главе с генерал-фельдмаршалом Мухаммедом Хусейном Тантауи объявил о роспуске  парламента и только обещает провести конституционные реформы. 

Особенностью  момента является и то обстоятельство, что египтяне не видели  подписанного Мубараком  документа « об отречении»,  что создаёт  некоторые « деликатные» моменты в египетской ситуации. Речь идет о том, что характер режима в Египте  и после отставки Мубарака  по сути своей не изменился.  Не изменился бы он и в случае, если переходный период в Египте осуществлял  удобный для США и Запада шеф разведки, куратор полиции, назначенный Мубараком вице-президентом генерал  Омар Сулейман. Но, судя по всему, он сейчас не у дел, да и  полицейские  сами уже участвуют в движении протеста. Кроме того, в западной прессе появлялись сообщения, что решение о военном перевороте было принято в Высшем военном совете не единогласно, а большинством в один-два голоса. То есть, видимо,  есть  и были противоречия в самом высшем военном командовании, а также между ним и спецслужбами, в особенности, с разведкой. 

Согласно законам Египта, Высший военный совет Египта ( ВВС)  – консультативный орган при президенте страны. Обращает на себя внимание  и тот факт, что представители ВВС, выступая по местным радио- и телеканалам,  на первых порах  благодарили Мубарака за «благотворную деятельность на благо Египта». Так что  в  процессе передаче власти  в этой стране  не хватает  важной информации,  позволяющей выстроить логическую цепочку рассуждений.

Теперь на  военных  возложена задача  обеспечить  переход к демократии и разработку новой конституции. Однако они отдают себе отчет в том, что  новые выборы могут стать мощным катализатором  еще одного нового  процесса,  который  способен  смести с политической сцены  военных вместе со всем кланом Мубарака.  Кто  тогда придет на смену военным и будут ли они спешить  отдавать власть? 

Правда, в Египте появились новые партии, которые называют себя демократическими, либеральными. Главными целями своей политики они провозгласили безопасность и экономику. Но сложно представить себе вариант, при котором армия спокойно передаст бразды правления правительству или партийной коалиции, которая победит на выборах, как и трудно  представить, что это будет за партийная коалиция, ибо реальных оппозиционных партий, популярных среди народа, в Египте  практически нет. Более того, они  очень ограничены в своем влиянии.

Во-вторых,  необходимо отдавать себе отчет в том, что египетские и западные представления о демократии заметно расходятся. Теоретически, конечно,  возможны  определенные переходные, гибридные варианты  строящейся  новой системы управления по турецкой модели: армейское руководство  осуществляет контроль не вообще за политической жизнью страны, а за определенными поворотными моментами, когда светским устоям  угрожает опасность перехлеста в направлении исламизации.  Но  в Египте  турецкий сценарий выглядит  маловероятным. Тем более, что  и в Турции верх берет правящий тандем Гюль-Эрдоган, который  выбивает  с политической сцены страны  касту военных, дрейфуя от светскости в сторону ислама.

Еще одна  «египетская тайна»: поведение « Братьев-мусульман»- мощной  политической организации,  которая  всегда выставлялась в качестве главного внутреннего «врага»  светского Египта. Однако более тщательный анализ  ситуации показывает, что между Мубараком и « братьями», возможно, существовал негласный тактический альянс, направленный на обеспечение более полного контроля  работы западных спецслужб на территории страны. Поэтому  достаточно быстрая политическая легализация « братьев», их участие в различных согласительных комиссиях по выработке новых статей конституции,  реальная возможность получить места в парламенте и в новом коалиционном правительстве  наводит на многие размышления.

Наконец, много вопросов вызывает поведение США, которые на протяжении десятилетий  активно поддерживали режим Мубарака?  Скорее всего,  по мере развития событий в Египте, Вашингтон  на определенном этапе утратил  контроль над ситуацией в этой стране и стал прямо на марше формировать « новый  Юг» с  желательно умеренными  характеристиками  исламизации.

Но  Египет - это  сердце арабского мира, ближайший сосед Израиля и во многом определяет баланс сил в регионе. Именно  на этом пятачке  формируется  сейчас региональная  стратегия мира или конфронтации. Поэтому если к власти в Каире  придут все же силы,  для которых    ислам  станет  единственной идеологической формой для сплочения народных масс,  ресурс для сохранения  завоеванных в сложной борьбе позиций,  можно будет говорить, что на Ближнем Востоке  действительно наступает новая эпоха. Тогда новая египетская  политическая элита  быстро  поменяет правила игры таким образом,  что остальному миру придется  делать очень серьезный выбор. Так что на египетском  плацдарме решаются проблемы не одного только арабского мира или Ближнего Востока.

Станислав Тарасов
19.02.2011




 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Baku.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©