НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно. Подробнее »

 
Афганский эндшпиль и угрозы для Евразии
Точка зрения
Десять лет назад, 7 октября 2001 года, американцы и британцы, поддержанные соединениями Северного Альянса, начали в Афганистане операцию "Несокрушимая свобода", нанеся серию массированных ударов по режиму талибов. Пришло время подвести некоторые итоги, так как к концу своего президентского срока президент США Барак Обама объявил, что американские войска будут выведены из Афганистана в 2014 году. Вывод войск фактически уже начался летом 2011-го и надо сказать, что это решение прибавило популярности нынешнему президенту, что очень важно во время предвыборной компании 2012 года. В США война откровенно непопулярна. За десять лет со дня начала операции коалиция НАТО потеряла более тысячи своих солдат, и большинство из них – американцы и англичане.

Однако, тайминг окончания военной кампании зависит не только от политической конъюнктуры. Многое зависит от геополитических последствий эндшпиля, в том числе и в Средней Азии. Говорить о том, что время для вывода коалиционных войск из Афганистана пришло, не просчитав эти последствия – как минимум, опрометчиво. Это решение, которое безусловно было принято в США благосклонно большинством населения, может больно ударить по стране, ее союзникам, по России и странам центральноазиатского региона в будущем.

Проект постепенного вывода войск, который предложил президент Барак Обама на прошлогоднем саммите НАТО в Лиссабоне, выглядит, по меньшей мере, малоубедительно. Инициатива базируется на плане методичной стабилизации ситуации в провинциях Афганистана с последующей их передачей афганским военным при выводе пропорциональной доли иностранных сил.

Окончательная передача территории и, как следствие, полный вывод натовских и американских солдат намечены на 2014 год. Однако, если порога стабилизации достичь не удастся, пришедший к власти в стране Талибан развернется в полную силу. Он использует страну как плацдарм для радикального  исламистского  движения, что чревато новыми атаками, угрожающими интересам США и соседям Афганистана. Безопасность Узбекистана, Киргизстана, Таджикистана и Туркменистана будет под угрозой. Кроме этого, они могут атаковать важные для Вашингтона и Нью Дели цели, или даже получить доступ к оружию массового уничтожения.

Все предпосылки для такого сценария есть: режим президента Афганистана Хамида Карзая не может взять под контроль ситуацию даже в Кабуле, где происходит нескончаемая череда терактов, не говоря уже об удаленных регионах страны. Кроме того во власти недостаточно представлено пуштунское большинство страны, а результаты выборов президента были оспорены.

Планы по передаче ответственности афганской стороне в 2014 году наивны, так как ежегодный показатель дезертирства в афганской армии достигает 20%, а если учитывать тот факт, что присутствие западных войск в мусульманской стране и поддержка ими дискредитированных местных институтов подпитывает радикальную пропаганду, то кому именно будет передаваться контроль за безопасностью, не совсем понятно.

При этом боевики Талибан в последние месяцы активизировались, совершая резонансные нападения и убийства в Кабуле и других частях страны. Жертвами их нападений становились многие высокопоставленные лица, от американских и европейских дипломатов, до брата президента Карзая.

Радикальные исламские организации только и ждут момента, чтобы расширить поле деятельности на север, через пористые границы Центральной Азии, и все предпосылки к этому есть. Социальная напряженность, коррупция и бедность государств Средней Азии предоставляют возможность радикальному исламу пускать корни в этом регионе. Государственная поддержка имамов и медресе недостаточна по сравнению с фанатизмом, харизмой и  финансированием исламистов, которые попытаются создать себе надежный плацдарм для экспансии. Финансирование терроризма осуществляется еще и за счет наркотрафика, в большом объеме проходящего через регион, и объем которого только увеличится после вывода войск коалиции. 

Две революции в Киргизстане и внутренние конфликты в Узбекистане и Таджикистане добавили нестабильность в неспокойном регионе. В этом контексте страны региона могут попытаться коллективно с Россией ответить на угрозу безопасности, имея общие с Москвой интересы по стабилизации ситуации и борьбы с наркотрафиком в Центральной Азии.

Киргизстан, Таджикистан и Казахстан - кандидаты на членство в Евразийском Союзе – проекте премьера Владимира Путина, членство в котором предполагает несколько интеграционных проектов. Главное, при этом, чтобы чиновничий энтузиазм по поводу евразийского проекта не вылился лишь в создание новых бюрократических структур, ничем реальным не занимающихся и ни за что не отвечающих, но методично осваивающих бюджет, как это часто бывает.

Сегодня США должны работать  над расширением партнерства со странами Центральной Азии в области безопасности. Кроме того, Запад должен постоянно расширять и совершенствовать деятельность разведки в регионе,  обмениваясь данными с партнерами в Центральной Азии для противодействия деятельности радикальных организаций.
США также должны уделять приоритетное внимание укреплению пограничного контроля в странах региона, борьбы с наркотрафиком и контрабандой оружья.

Что касается непосредственно стабилизации ситуации в Афганистане, то в первую очередь Вашингтону необходимо надавить на Исламабад, военная разведка которого негласно поддерживает Талибан еще с начала 1990х гг., как противовес Индии. При такой поддержке со стороны Пакистана у талибов будут все возможности успешно сбросить правительственные войска после ухода контингента НАТО в 2014 году. И тогда Пакистан получит совершенно лояльного соседа с агентами разведки во главе государства.
При этом свою роль в укреплении безопасности может сыграть еще один игрок – Китай. Пекин, имеющий свои экономические интересы в Афганистане, может оказать давление на Пакистан, чтобы сдерживать экстремистские элементы на афганско-пакистанской границе. Все это могло бы улучшить ситуацию в целом, обеспечив возможность сотрудничества между китайскими, российскими и западными силами.

Автор - Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики, специально для «РВ»

10.11.2011
     

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Baku.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©